сборник свободных авторов

 

Главная

Архивы
Рецензии
Иллюстрации
Критика. Публичная порка
Авторский договор
Редакция
Наши друзья
 

Евгенич Ле

Про ногу

День сразу не заладился. Справедливости ради нужно сказать, что Маша, перед тем, как начать день, долго выбирала нужную ногу. Но – ошиблась. Нога оказалась «не той».

Потом, рассматривая себя в зеркало, Маша пришла к выводу, что её фигура оставляет желать лучшего. Фигура и сама понимала это, и очень желала лучшего. Лучшего, и единственного. Тем более начиналась весна...

Уже через час с четвертью, Маша поскользнулась и упала. Прямо на автобусной остановке. При этом, больно ударившись той самой «не той» ногой. Тут же, сердобольная бабушка, склонившись над Марией, покачала головой и запричитала:

- Что ж ты девочка, ай-яй-яй, упала на остановке. Вставай скорей, ай-яй-яй, и приводи себя в порядок, ай-яй-яй, а то, ведь, так тебя никто замуж не возьмёт.

Маша покраснела, но промолчала. Хотя желание прогнать сердобольную бабушку циркулем было очень велико.

В автобусе с Машей случились сразу три вещи: расстегнулась потайная молния на юбке, застёжка лифчика, и сумочка. Из сумочки сразу выпали телефон, тушь для ресниц, и несколько зубочисток.

- Ай-яй-яй! – раздалось откуда-то справа, - Что ж ты так… все зубочистки растеряла. Ай-яй-яй, а тушь-то, тушь – вообще теперь не найдёшь, закатилась она, наверное, под какое-нибудь сидение в середине салона. А телефон – только в ремонт отнести, ай-яй-яй, сломался нать-то, телефон твой. А без телефона теперь – и замуж не выйти. Оплачивай, давай проезд, а не то высажу.

Маша, было уже совсем прицелилась зубочисткой прямо в глаз кондукторше, но передумала, и придерживая юбку одной рукой, второй предъявила проездной.

Путь до университета прошел без особых приключений, разве что Маша хромала, отчаянно пытаясь удержать юбку. Походка её была от этого, даже и не загадочной, а невероятной. Да и лифчик, еще, расстегнутый…

Встречные люди выражали ей своё сочувственное «ай-яй-яй», и сопереживали её дальнейшей, незамужней, нелёгкой женской доле.

При попытке сдать пальтишко в гардероб, Маша встретила решительный отпор со стороны работников гардероба. Эти самые работники, безапелляционно заявили ей, что вещи без пришитых к ним петелек, к хранению в гардеробе не принимаются, и обмену на номерки не подлежат. А один работник гардероба, прямо так и сказал:

- Вот пришей сначала петельку к пальто, а потом и приходи. У тебя, без петельки на пальто, не только в гардероб вещь не примут, тебя, без петельки на пальто, никто замуж не возьмёт. – А потом еще долго повторял ей вослед, - Ай-яй-яй, ай-яй-яй…

Хорошо, что уже завтра, Маша выбрала нужную ногу, и её сразу, все, позвали замуж. И на остановке, и в автобусе, и в университете. Тем более начиналась весна...

 

 

 

Про Пэтре и Дяденьку

Пэтре играл на скрипке. Мелодия получалась нервной, с надрывом. Слушатели последовательно впадали в транс. Сидя на диванчиках, они раскачивались взад вперед, и беззвучно рыдали. Вошла старая женщина в белом, и раздала всем платочки. Пэтре продолжал играть…

Когда закончились слезы и музыка, старушка снова обошла присутствующих, собрала мокрые тряпочки, и с достоинством поклонившись, удалилась.

Слушатели перестали слушать, и начали обсуждать. Это у них получалось плохо. Они быстро сникли и, принеся извинения, вышли вон.

Пэтре остался один на один с помещением. Помещение насторожилось. Пэтре взял ноту. Помещении выжидало. Пэтре продолжал тянуть время и всё ту же самую ноту. Помещение сдалось, и открыло дверь. В дверь тут же вошел Дяденька.

- Здрасьте. – презирая правила хорошего тона и грамотной речи, сказал Дяденька. – Где же люди?

- Да разве ж это люди… тем более, их всё равно нет. – Пэтре отложил скрипку, но смычок оставил.

- Тем более нет… тем более нет… - дважды процитировал Дяденька – И, тем не менее, вопрос мой остался без ответа. Безответный вопрос – загадка риторики.

- А вы что, загадочник, чтобы загадки тут загадывать? – зло помахивая смычком, сказал Пэтре.

- А что, тут разве нельзя?

- Нельзя.

- А у меня с собой бутылка виски есть.

- Тогда - можно.

- Да, но я уже не хочу загадывать… - капризно буркнул Дяденька, и уставившись в угол, уже заинтересованно добавил - Что это у вас в углу?

- Это журнальный столик, с закусками.

- Как мило… давайте же скорее пить, закусывать и читать журналы. – Дяденька захлопал в ладоши.

- Журналы позапрошлогодние… это ничего? – Пэтре, как бы извиняясь, покраснел.

- Не переживайте, виски тоже выдержанный…

Они выпили на брудершафт, но закусили каждый по отдельности. Пэтре закусил печенюшкой, а Дяденька другой печенюшкой. Пэтре предложил гостю журнал «Здоровье».

- После первой не читаю. Считаю, что нечетные рюмки должны оставаться открытыми, для четных, после которых не грех и почитать. Кстати, какое чтиво вы предпочитаете? И почитаете ли вы чтение?

- Да! – коротко ответил Пэтре, и в свою очередь спросил – Вы, как почитаете?

- Предпочитаю в оригинале, и в тишине, знаете ли. Будоражит и успокаивает одновременно… да отложите вы ваш смычек, вы же так себе глаз выткните.

Пэтре отложил смычок. И это было его ошибкой. Вероломный Дяденька тут же, по-птичьи, схватил смычок, и стремглав бросился к дверям. Но, в дверях остановился и грозно крикнул:

- Да, вот еще что… - метнувшись обратно, он сцапал еще и скрипку.

- Кто ты? – только и смог выдавить Пэтре.

- Я твой сосед - злодей! Ха-ха-ха! – голос Дяденьки был полон яда, а язык у него был раздвоенный – Виски можешь допить, там тоже яд!

«Воистину, гений и злодейство несовместимы… нужно срочно съезжать с этой квартиры, успеть бы…» подумал Пэтре, и взял в руки журнал «Здоровье».

Тут появилась старая женщина, в белом, и протянула ему платочек.

 

Однажды утром

- Иу-иу-иу-иу-иу-иу-иу… - за окном сигналкой запиликала машинка.

- Машинка, машинка, сколько мне часов спать осталось? – открыв один глаз, спросил я.

- Пик-пик. – коротко ответила машинка, и умолкла.

- Это сколько? Два или одиннадцать? А если одиннадцать, то чего?

Но машинка уже потеряла ко мне всякий интерес. Она, проглотив своего водителя, и довольно урча, укатилась куда-то.

Теперь, раз уж я проснулся, можно было осуществить «мой план мести будильнику». Притаившись в засаде, то есть – под одеялом, я выждал подходящий момент, и метнул своё тело к этому вредному созданию… и вовремя. Успел таки. Успел за пару секунд до его ежедневного утреннего вопля, дать ему по башке.

- Ха-ха-ха-ха! – с точно переданной интонацией Мефистофеля, сказал я.

- Щелк, - злобно, и с намеком на мщение, ответил мне будильник.

- Ну, это мы еще посмотрим… -  я дал понять, что разговор окончен. Теперь нужно было добыть тапки. Тапки мирно паслись под диваном. Воспользовавшись их беззащитностью, я оседлал их, и пошлепал на кухню.

Панибратски тыкнув электрочайник в область включения, я внезапно распахнул дверцы холодильника. Этакой прыти он не ожидал от меня, а потому и не успел спрятать сыр и масло в самую глубину себя. Резкий выпад руки, и …. добыча на столе. Чайник от души забулькал, но я, прищурившись, глянул на него, он испуганно кликнул, и успокоился.

Что еще? Ах да! Теперь рыбалка! Наполнив лунку кружки кипятком, я щедро бросил в неё пару ложек сахарного прикорма, и опустил пакетик с чайной наживкой. Подергав несколько раз, решил прекратить это занятие, тем более, что клёва, как всегда не было.

Пора было переходить к водным процедурам…

 

В ванной комнате, этом саду кафельных камней, царило спокойствие и умиротворение. Мне сразу захотелось найти ответ на вопрос «Кто я есть, в этом большом, прекрасном мире?» и сорвать покровы тайны бытия… Покровов было не много – только трусы, и я их сорвал.

Вдруг, в проёме зеркала, я увидел голого мужика, который вдруг увидел меня. Нам обоим стало как-то неудобно. Мы оба неловко молчали. Нужно было срочно найти выход из создавшейся ситуации, и нас осенило. «Доброе утро» одновременно сказали мы, а потом взошли… каждый - на свой корабль-ванну.

Подняв парус-шторку, я было совсем уже собирался отдать швартовые, но вдруг увидел  Мойдодыра. На голове у него, калачиками свернулась гофрированная змея. Мойдодыра я уважал с детства, и потому пришел ему на помощь, подвесив змеюку под самый потолок.

Внезапно пошел дождь. Холодный.

- Ааа-уу-оо-ааа…- сказал я, а сам подумал: «Нужно было зонт взять»

Но, всё течет, всё изменяется. И этот осенний дождь, постепенно превратился в тропический тёплый ливень, добрый и ласковый. От этого захотелось изменить весь мир. Кто-то из «великих» шепнул мне на ухо: «Начни с себя».

А что для этого нужно? Немного волшебства. В данном случае «Волшебная… мочалочка».

Уже через пару минут, я был весь белый и пушистый, покрытый с ног до головы пенным воздушным каракулем.

- Иду на грозу! – воскликнул я, и шагнул под конус душа…

Так, теперь гусеницы. Я знал, где у них гнездо. В тюбике. Выпустив одну на зубную щетку, я отправил её в рот. Ускорив процесс окукливания путем вертикальных, горизонтальных и круговых движений, я добился того, что через минуту у меня изо рта вылетела бабочка свежего дыхания.

Теперь нужно было подстричь газон на моём лице. Газонокосилка «Gillette» работала бесшумно и качественно. Вскоре на лице красовалась милая лужайка…

Сойдя на берег, я вновь встретил того самого мужика, розового и довольного. Мы поаплодировали друг другу, ударяя ладошками по мокрому телу, потом завернулись в плащи- полотенца и вышли в мир…

 

 

 

 

 

 
   
       
 
Тут я снял проституток для себя на днях.;Мне нравится заказывать шлюх с этого сайта по выходным.