сборник свободных авторов

 

Главная

Архивы
Рецензии
Иллюстрации
Критика. Публичная порка
Авторский договор
Редакция
Наши друзья
 

Пиши и зарабатывай - Электронная книга

http://www.zolotoymolotok.ru/shop/19paradox74-webavtor.html

 

Юська Юдицкая

 

Кумир

 

 

Почувствовалось прикосновение чьей-то холодной руки. Я приоткрыла глаза.

- Привет, Анют, - радостно произнес Антон.

- Меня спасли? – в моем голосе послышалось одновременно и удивление, и разочарование.

- Конечно, глупая, разве так можно пугать родителей.

- Я и не пугала, я просто не хочу жить.

- Зачем ты так?

- Ты ведь не видел, как они надо мной издевались все это время, пока ты был в Англии.

- Я знаю, прости, - виновато ответил друг.

- За что простить? Ты ничего не сделал.

- За это и прости, был бы я рядом, всего этого не случилось бы.

- Хорошие одноклассники. Все на одну полезли в драку. Они меня били даже тогда, когда я лежала почти без сознания, - на глазах выступили слезы. – Прошу, уходи, я сейчас никого не хочу видеть.

- Анют, теперь я тебя не брошу никогда, обещаю, стану твоим самым лучших другом и телохранителем. Тебя никто не тронет.

- Это смешно. Иди, пожалуйста, домой.

- Хорошо, только вот возьми подарок от меня. Думаю, он тебе понравится.

- Не нужно никаких подарков.

- Не будь такой капризной, бери.

- Ладно, давай. Спасибо.

Антон потопал к выходу. Дура я, что нагрубила ему. Он единственный из всего класса, кто понимал меня, с кем я общалась, и кто меня защищал от нападок остальных. Почему они ко мне так относились? Шестеркой ведь никогда не была. Даже когда класс принимал участие в жутких, иногда жестоких делах. Однажды, они хотели подпалить класс химии. А ведь это проще простого. Я знала, но никому из учителей не сказала, а просто ушла домой. Глупая? Возможно, но я их боялась. Они и так презирали меня за то, что я намного умнее их и что учеба дается мне очень легко, а им даже за тройки приходилось платить огромные деньжата, украденные у родителей. Антон за свою внешность (он прекрасен, чего скрывать) был у девушек очень популярен. Поэтому его никогда не трогали, и когда он был рядом со мной, меня старались тоже не задевать. Ну вот, еще одна причина меня ненавидеть – самый красивый мальчик школы выбрал себе для общения страшненькую (это их мнение) отличницу, которая помогает ему с оценками (еще одна их неправильная мысль). Мы с Антоном во многом похожи, поэтому так и сдружились. Он добрый, отзывчивый, и не смотря на свой статус, совсем не избалованный деньгами.

В тот роковой день, кажется, была пятница, учительница биологии зашла к нам, чтоб сообщить, что на урок она придет не вовремя – задержится на совещании. Несколько одноклассников ехидно улыбнулись и косо посмотрели в мою сторону. Прозвенел звонок. Что было дальше -  помню смутно. Обзывали. Унижали. Я терпела. Потом кто-то кинул в голову стеклянную колбу. На руку капнула кровь. Кто-то подбежал и начал бить по спине, рукам, животу чем-то тяжелым, кто-то потянул за волосы. Очнулась я уже дома. Прокрутив в голове случившиеся, сразу же приняла решение. Умереть. Другого выхода не видела. Но как? Еле повернув головой (она ужасно болела) мой взгляд упал на таблетки, которые лежали на тумбочке. Десять штук. Мало. Выпила больше, даже запила водой, чтоб процесс пошел быстрее. Сначала сильно тошнило, я вырвала прямо на кровать, потом закружилась голова. Было ужасно больно, и я закричала. Думала ли я в тот момент о ком-то, о родителях? Нет. Я вообще тогда перестала думать. Желание умереть – единственное, что у меня было тогда. Вот таким образом я и оказалась в больнице.

Покрутив коробочку в руке, я потрясла ее. Интересно, что же внутри? Но решила не мучить себя догадками и сразу же открыть. МP3-плеер. Миниатюрный, бирюзового цвета. Такой классный, а я так грубо с Антоном повелась. Эх, одни только неприятности от меня. Ну, ничего, вот позвоню ему и извинюсь. Странно, не берет трубку. Наверняка злится еще. Тогда попозже уже позвоню, а сейчас музыку послушаю. Ведь должна быть хоть какая-то музыка в этом МP3-плеере. На экране высветилось странное название, то ли группы, то ли исполнителя – «Аксиома». Никогда не слышала. Наверное, ничего особенного. Включила первый трек – «Любимой». Песня написана под гитару. Очень красивая мелодия. Спокойная, мелодичная. С первых секунд звучания влюбилась в нее. Слова. Сколько любви, тепла в них, смысла. Следующий трек. О дружбе. Прекрасный текст песни. О жизни. Очень трогательно, на слезы пробивает. И зачем я тогда пыталась покончить с собой? Мир казался таким серым, тусклым и ничтожно малым, но ведь в нем есть и такие яркие краски, как вот, например, плейлист этого чудесного исполнителя. Я закрыла глаза и расслабилась. Так хорошо, спокойно. Мне кажется, я попала в рай на земле. Нужно обязательно узнать, что это за исполнитель, кто он, откуда и все, все, все. Но тут эйфорию прервал телефонный звонок. Антон. Блин, как не кстати.

- Ты звонила? – особой радости в его голосе я не услышала.

- Да, - робко ответила я.

- Ты что-то хотела? – уже мягче произнес.

- Да, - забыв попросить прощения за свое поведение, я сразу же начала расспрашивать Антона об исполнителе «Аксиома».

- Никита Аксимов, 19 лет, столичный певец, - пояснил мне друг.

- А к нам он приезжать собирается?

- Да, через три недели.

- А ты откуда знаешь? Тоже его творчество любишь?

- Почему тоже? Нас с ним связывают деловые отношения, - засмеялся.

- Потому что мне очень понравились его песни, спасибо тебе за подарок, он прям вернул меня к жизни.

- Не за что, ладно, я занят, завтра уже увидимся. До встречи.

И положил трубку. До сих пор обиженный. Ничего, это исправимо. И я как-то сразу же забыла об Антоне. Все мысли были совершенно о другом. О незнакомце с прекрасным голосом. Скоро буду дома, в Интернете смогу увидеть его фото. Жду не дождусь. Наконец-то хоть какой-то смысл появился в моей нелепой жизни. Но я ужасно устала. Уснула.

Вот и родной дом. Как же я по тебе скучала. Антон забрал меня из больницы и подвез на своей машине. Родные все в слезах.

- Малышка наша, даже и не вздумай больше делать таких глупостей. Никогда.

- Обещаю, - тоже со слезами на глазах произнесла я. – Я ведь вас всех очень люблю.

- А мы тебя-то как, - мама с папой подошли поближе и крепко обняли. – У нас для тебя две новости: хорошая и плохая. С какой начинать?

- Давайте плохую сначала, - насторожилась я.

- У нас с папой новый проект, - начала мама. – Он в другом городе, поэтому мы сможем видится только на выходных. Прости, я не думала ехать, но начальство заставило, сказало, или мы вдвоем, или никто. А ты же знаешь, как нам сейчас нужны деньги, - расстроено вздохнула мама.

- Ничего, мам, - подбодрила ее, хотя и сама была не очень рада такой новости, - я буду вести себя как примерная девочка, обещаю.

Мама рассмеялась.

- Но есть и хорошая – с тобой поживет Антон.

- Что? Антон? Мне послышалось? – блин, это что и есть та самая хорошая новость, недоумевала я.

- Да, а что ты не рада? Он присмотрит за тобой, и мне будет спокойней, к тому же он сам предложил, да, Антон?

- Да, - тихо промямлил тот.

- Вот черт, - не смогла сдержать своих эмоций и побежала в дом. Меня догнал папа.

- Ань, ты чего? Вы ведь друзья или поссорились уже?

- Пап, не в этом дело. Он ма-а-льчик, а я де-е-вочка, и мы будем жить вместе под одной крышей, ничего тебе об этом не говорит? 

- Ты об интиме, но Антон вроде как порядочный парень, он не посмеет.

Я рассмеялась.

- Пап, ты как всегда об одном. Просто пойми, я не смогу делать того, что люблю – например, ходить в одних трусах по дому, петь в ванной или многое другое. Он будет мне мешать.

- Тьфу, Ань, я думал что-то серьезное, а ты. Понапридумывала тут. Ей Богу, как маленькая.

- Но, пап..

- Никаких но, - сурово ответил тот.

Пришлось подчиниться их воли.

- Антон и с чего это вдруг ты стал таким заботливым?

- Я ведь знаю, что ты обижена на меня. За то, что меня тогда не было рядом, за то, что не заступился.

- Сама виновата, - фыркнула я в ответ.

- Поэтому я и решил искупить свою вину, и отныне ты будешь находиться под моим присмотром.

- Ну, спасибо. Осчастливил, прям, - иронично произнесла я. – Только не думай, что ты здесь будешь командовать. Мой дом – мои правила. Вот некоторые из них, - сказав это, я вручила ему листок бумаги.

- Стучать, прежде чем заходить в мою комнату, ванную и туалет, даже если они открыты; по поводу приготовленной мною еды комментарии оставлять при себе, - с улыбкой на лице все это читал Антон, но потом с серьезным видом произнес:

- Так точно, сер, - и снова засмеялся.

- Ничего смешного не вижу, - обиженно развернулась и потопала в свою комнату, закрыв ее на замок.

- Эй, Ань, я тебя ведь не съем, не закрывай только комнату, - попросил друг. – Как же я буду знать, что с тобой все в порядке.

- Ладно, дверь будет открыта, только не заглядывай каждые пять минут, меня бесит, когда в мое личное пространство всякие там мальчишки лезут.

- А у тебя их, что было много? – снова послышался его идиотский смех.

- Я предупреждала, - недовольно крикнула я.

- Все-все, не буду.

И я погрузилась в сети Интернета. Ввела в поисковую строку Гугла  - Никита Аксимом, Аксиома. Около 15000 страниц. Неплохо для начинающего артиста. Посмотрю фото. О, Боже, где моя валерьянка? Стройный, высокий, брюнет, еще и глазки голубые. Идеал. А голос-то какой у него? Только ради его голоса и стоит жить. Но главное – это его стихи, на которые написаны все его песни, разве плохой человек сможет такое написать? Нет, конечно же, нет. Я снова включила его треки, под них и заснула. И сон такой прекрасный приснился – как будто я и Он гуляем возле моря, валяемся на песке, отдыхаем под деревом, потом он достает свою гитару и начинает петь мне свои песни. Чудесней ничего и не придумаешь, но сон прервался чьим-то голосом.

- Вставай, сонька, сколько можно спать? – голос Антона, если я не ошибаюсь.
- Опять ты, даже поспать не дашь нормально, - злая встаю с кровати.

- Ань, хватит ворчать, сегодня идем в луна-парк.

- Нет, у меня на сегодня другие планы.

- Это какие же?

- Я не обязана тебе все докладывать.

- Ладно, Ань, не хочешь, так не надо, - выходит из комнаты с угрюмой гримасой на лице.

- Вот и прекрасно, - утро только началось, а я уже успела испортить и себе и ему настроение.

Зашла на кухню и потеряла дар речи, столько всего вкусного на столе.

- Это ты все сделал?

 Кивнул головой.

- Когда ты все это успел? Ведь только восемь утра.

- Я встал еще в пять, хотел тебе приятное сделать, но ты что-то злюка сегодня, - сел за стол и начал кушать.

- Антон, я была не права, прости меня, иногда я бываю просто невыносимой, - сказав, я подошла к нему и обняла за шею. На его лице появилась улыбка. – Так идем сегодня в луна-парк?

- А как же твои планы?

- Девчонки подождут, а я вот не прочь покататься с лучшим другом на американских горках.

И Антон растаял совсем. Заулыбался, весь довольный такой был. Ну, вот, хоть одно хорошее дело с моей стороны за сегодняшний день.

Сказать, что мы великолепно провели день, ничего не сказать. Таких безумно приятных дней у меня в жизни было от силы два или три. Мы дурачились, ели сладкую вату, бегали наперегонки, катались на машинках, на лодках, одним словом, впали в детство, и мне безумно понравилось, хотя ужасно устала за день, но это была довольно-таки приятная усталость. Под вечер я как всегда слушала песенки своего любимого Никиты. Мы не были знакомы, но я уже полюбила его. Еще тогда, в больнице, когда впервые услышала его песни. Ах, как же я жду уже его концерта и встречи с ним.

- Ань, может, пойдем на звезды посмотрим, сейчас как раз небо чистое?

- Антон, я сейчас музыку слушаю, я не могу, извини.

- Что слушаешь? – поинтересовался друг.

- Аксиому, то есть Никиту.

- О, ясно. Я вижу, ты кроме него больше ничего не слушаешь, почему?

- Это мой маленький секрет.

- Лучшим друзьям принято все рассказывать, - он присел рядом возле меня.

- Хорошо, только я тебе на ушко скажу, а то ведь говорят, что у стен уши есть, - рассмеялась я.

- Давай говори уже.

- Я люблю вот этого человека, - показала на стену, где висел постер Никиты.

- Это же прекрасно, - как-то загрустил друг.

- Но тебя ведь я тоже не забуду, - обняла его и поцеловала в щечку.

- Спасибо и на этом, - улыбнулся, - я спать, а то что-то устал.

- Спокойной ночи.

- Сладких тебе снов, Антон.

И тот пошлепал к себе в комнату, точнее то была ничейная комната, но на этот месяц она стала Антонова.

И вновь я заснула с мечтами о Никите.

- Ань пойдешь сегодня со мной в дельфинарий?

- Конечно, дружище, с тобой хоть на край света, - подмигнула я Антону. Но тут раздался телефонный звонок.

– Але, Свет. Привет, что? Сегодня? Блин, я не могу. Хорошо-хорошо, через полчаса буду.

- Что случилось? – непонимающе спросил Антон.

- Звонила Света, официальная Фан-группа Аксиомы к нам в город приезжает, через час будут.

- И что?

- А то, что я там обязательно должна быть. Они много интересного расскажут о нашем любимом Никите, сувениры можно будет купить с его изображением, ты что, я ведь такое не пропущу. А в дельфинарий как-то в другой раз, Антош. Не обижайся только, - я подошла к нему и как обычно поцеловала его в щеку.

- Хорошо, не буду, иди, раз так для тебя это важно.

- Вот и хорошо, - цемнула его еще раз, но уже в другую щечку и побежала к выходу.

Домой пришла ближе к ночи, около двенадцати, и тихонько потопала к себе в комнату. Поднимаясь по лестнице, кто-то дотронулся до моего плеча. Повернулась – Антон.

- Боже, как же ты меня напугал, - от испуга мой голос дрожал.

- Напугал? – повысил голос Антон. – Это ты меня напугала, посмотри, сколько время и сколько пропущенных у тебя в телефоне. Я уже не знал, где тебя искать. Разве, что в морге, - видно было, что Антон сильно злился.

- Извини, я не слышала.

- Извини? Да я чуть с ума не сошел.

- Пожалуйста, не кричи, - я не знала, что делать и просто обняла его. Я почувствовала, как быстро бьется его сердце, вот-вот вырвется наружу. Дура я. Забыла обо всем на свете, даже о самом близком друге, причинила ему боль. – Прости меня, я не хотела, чтоб так все вышло.

Антон пристально смотрел мне в глаза, и я поняла, что еще чуть-чуть, и он поцелует меня, поэтому резко развернулась и убежала в комнату. Вся в слезах. Закрыла дверь. Заснула только под утро.

Разбудил стук в комнату. Никаких сил не было, чтобы встать.

- Антон, я хочу еще поспать.

- Давай вставай, у меня для тебя сюрприз.

- Хорошо-хорошо, только оденусь, - решила снова не злить друга.

- Это тебе, - Антон вручил мне конверт.

- Что там? – было очень любопытно.

- Открой, узнаешь.

Открыла. Запрыгала от счастья.

- Билет на Его концерт, места для VIP-персон? – удивилась я.

- Да, именно так, один билет мне, один тебе. Больше никаких вопросов.

- Но как..?

- Никаких но.

Я кинулась обнимать и расцеловывать Антошу.

- Ты такой классный, добрый, отзывчивый. Ты самый лучший в мире друг, - говорила я без всякой лести, ведь это и вправду так было, ну кто еще сможет не сорваться со мной, вытерпеть все мои выходки, оставаясь при этом уравновешенным и спокойным человеком.

- Ладно, завтра уже концерт, поэтому нужно что-то из одежды прикупить, пойдем.

- Ты шутишь?

- Почему?

- Ты со мной пойдешь по магазинам ходить?

- А что нельзя?

- Ты что, конечно можно. Просто как-то странно, думала, ты не любишь шоппинг, да и кто из парней его любит? – рассмеялась я.

- А я и не говорил, что люблю. Просто хочу посмотреть, что ты выберешь на концерт. Не могу же я тебя пустить туда в супер коротких шортах или юбке. Ну, ты сама понимаешь, - подмигнул мне друг.

- Ладно, хватит уже языками чесать, пошли за покупками.

Мы прошлись почти по всем магазинам города, и я специально, чтоб Антошка немного понервничал, выбирала самое короткое, неважно низ то был или верх. В конце концов, выбрала милое платье, которое и мне, и Антону (слава Богу) понравилось очень сильно. Босоножки покупать не пришлось. Как раз под цвет платья – фиолетовые, стояли дома в шкафу, я их одела от силы всего пару раз.

Этим вечером уже я готовила ужин. Думала, выйдет хуже. Но как показало утро, никому плохо не было, поэтому я все-таки могу гордиться собой, что готовлю съедобную пищу. Я всеми мыслями уже была на концерте, поэтому иногда вела себя очень невнимательно по отношению к Антону. То грубо ответила, то не ответила совсем, в общем как всегда позволяла себе по-хамски вести себя с ним. Бедный Антоша. Но в этот день (как никогда) меня все вокруг ужасно раздражало, и чтоб снова его не обидеть, я закрылась в комнате и на всю включила песни Любимого парня. Время пролетело очень быстро. Скоро концерт, вот-вот уже нужно выходить. Платье одела, сумочку собрала, надушилась. Все, вроде бы все. Спустилась в кухню. Взгляд Антона нельзя было никак назвать приветливым, казалось, что он буквально сейчас вспыхнет от ярости. На столе стояла пустая бутылка мартини. Пьяный.

- Антон, что случилось? – испуганно спросила я.

Он подошел и дернул меня за руку.

- Ай, больно, - крикнула я и попыталась вырваться, но не тут то было.

- Что случилось? – на повышенном тоне спросил меня Антон. – Это что с тобой случилось? Ты ничего и никого вокруг не замечаешь, кроме него, даже не зная, какой он на самом деле.

- А какой? Это просто слова зависти. Отпусти руку.

Не отпустил.

- Нет, ты дослушаешь меня до конца. Мне надоело такое поведение с твоей стороны, я для тебя все делаю, но я для тебя сволочь, а он – божество. Почему?

- Потому что он другой.

- Ты о нем ничего не знаешь!

- А ты, ты знаешь?

- Да.

- И что ты знаешь?

- Что он лживая тварь, которая использует людей в своей выгоде.

- Хватит, что ты такое вообще говоришь? Мне больно, отпусти.

- Выбирай: либо он либо я?

- Это чушь.

- Выбирай!

- Концерт.

- Отлично, я отвезу.

Отпустил руку.

- Не надо, как-то сама доберусь.

- Нет, я покажу тебе его настоящее лицо.

Он снова схватил меня за руку и потянул в машину.

- Ты пьян.

- Ничего, я в состоянии вести машину.

- Я буду кричать.

- Кричи, тебя это не спасет.

Приехали. Толпа народу. Антон все так же тащит меня за руку. Придурок. Ненавижу. Гримерная. О, Боже, это же Никита. Что? Вокруг него лежат наркотики, и Он сам что-то нюхает.

- Он типичный наркоман, не так ли, Никита? – ехидно произносит Антон.

- Антон, что ты здесь забыл и что это за шлюха с тобой тут, выметайтесь, - раздраженно сказал Никита.

- Это и есть твой кумир? – с насмешкой в голосе спросил Антон.

Я не верила своим глазам. Не может быть. Ведь Он не такой. Он – другой.

- И стихи не он пишет, - продолжал Антон, - да, Никита?

- Отвали, - рявкнул Аксимов.

- Кто же автор? – вот этого я не ожидала совсем.

- Я автор, я, - ответил Антон.

- Ты? Ты написал слова к этим песням?

- Да, а эта сволочь даже не упомянула меня, прибрав всю славу к своим рукам.

- Я плачу тебе приличную суму денег, даю VIP-приглашения на мои концерты, тебе мало? Антон не ответил.

- Ты же никогда не говорил, что пишешь стихи, - не понимала я.

- Не говорил, а зачем? Разве тебе когда-нибудь это было интересно? Не стоит отвечать, все и так ясно.

Я заплакала. Какая же я дура, нет, идиотка, нет, я вообще не знаю, как себя назвать. Я предала человека, который мне так дорог.

- Ань, ничего и не нужно. Просто знай, что я тебя люблю. Очень. Все это время. И любил. И буду любить. Но сейчас прощай.

Он развернулся и убежал прочь.

А я ошеломленная таким заявлением, впала на несколько минут в ступор. Стояла и не шевелилась. Когда опомнилась, было уже поздно. Антон исчез. Дома его не было, ни у меня, ни у него. На звонки не отвечал. Я боялась, чтоб он с собой чего не сделал. Ужасно боялась его потерять. Почему же я не ценила его? Какая же я глупая была. Своим поведением прогнала его от себя. Иногда ненавидела (мне так казалось), а теперь поняла, что люблю. Поздно поняла. Поняла тогда, когда его уже нет, и не знаю, вернется, простит ли. Я снова заплакала. Так и не смогла заснуть. Утром пришло сообщение. От него: «любимая, прости, я уезжаю, больше ничего не могу сказать, люблю, очень сильно». Не веря его словам, побежала к нему домой. На пороге стояла его мама. Заплаканная.

- Уходи, это все из-за тебя, - крикнула она мне, когда я приблизилась к дому.

Я поняла, что его слова – не ложь.

- Куда он поехал? Куда?

- Он даже родной матери об этом не сказал, - входная дверь захлопнулась.

Подкосились ноги, и я  упала на землю. Я кричала изо всех сил. Все болело внутри. Даже сильней, чем тогда при попытке самоубийства. Одна только мысль в голову приходила. Но я ведь теперь сильная. Во мне любовь. Настоящая. Успокоившись, решила написать Антону ответное смс. Отчет о доставке так и не пришел – выключен телефон.

 

 

Эпилог

 

Прошло около пяти лет. Все это время я работала и продолжаю работать волонтером – помогаю больным деткам с неизлечимыми болезнями. Хоть как-то стараюсь получить прощение Бога за все мои грехи. Я одна. За пять лет не было вообще никаких знакомств. Я их просто избегаю, потому что люблю одного и никакого другого мне не нужно. А вниманием детей я и так постоянно окружена.

Как обычно собиралась на роботу. Замигал телефон. Пришло смс. От Антона. Отчет о доставке. Минут пять я находилась в шоковом состоянии. Еще одно сообщение. «Я приехал. Давай встретимся в парке сегодня в пять вечера. Целую, Антон». Еще десять минут шокового состояния. Даже не ответила на смс. Думала, кто-то решил посмеяться, но все же рискнула прийти на встречу. Антон. Он стоял там. Возле лавочки, ждал меня. Я чуть было не крикнула от радости и не бросилась ему на шею, но сдержалась.

- Прекрасно выглядишь, все хорошеешь, - улыбнулся Антон.

- А ты совсем не изменился, такой же, как и пять лет назад, - я подошла и погладила его по щеке.

Он взял мою руку и нежно поцеловал.

- Где ты был все это время? Чем занимался?

- Не нужно лишних вопросов. Я все равно не смогу дать на них ответ. Извини.

- А я ждала.

- Это хорошо.

- Ты не понимаешь. За эти годы у меня никого не было. Я ждала только тебя.

- Не стоит. Мне и так больно.

- Но я люблю тебя. Только тебя.

- Я тоже любил, но тебя это нисколечко не волновало.

- Любил, - прошедшее время, значит, чувства прошли, - как жаль.

Я отвернулась, не хотела, чтоб он видел слезы. Он пересел на другую половину лавочки.

- Прости, я глупости сейчас говорю, вот, держи, они лучше все объяснят, - достает из внутреннего кармана курточки письма, штук десять, где-то так, случайно уронив кошелек.

Из кошелька выпали две фотографии. Одна - моя, детская. Как мило. Вторая – девушка с ребенком.

Словно мысленно прочитав мой вопрос, Антон ответил:

- Жена и дочь Анна.

- Ты счастлив? – дрожащим голосом спросила я.

- Да, в моем сердце живет любовь, у меня очаровательная дочь с твоим именем, что еще нужно?

- Почему ты решил приехать?

- Там все написано, мне трудно об этом сейчас говорить, видя тебя, извини - сказав, он обнял меня, крепко и прошептал на ухо:

- Все будет хорошо у тебя. Со мной или без меня – неважно. Ты заслужила быть счастливой.

- Я не буду счастливой без тебя, не буду, - слезы предательски скатывались по лицу.

Он обнял еще крепче. Одной рукой начал вытирать мои слезы.

- Пожалуйста, не плачь.

- Мне очень больно. Я зарыдала еще сильнее. – Да, я дура. Да, я поздно поняла. Но я люблю тебя, люблю.

- И я тебя, - тихо сказал Антон, встал с лавочки и пошел по направлению к выходу, - прости за все, но мне нужно идти.

Я не бежала за ним. Отпустила. У него семья – это бесценно. Письма. Я забыла про письма. Я ошиблась. В конвертах – вырванные листы из его дневника. Начала читать. Вот некоторые урывки:

«Пустота разъедает меня. Глупый, зачем так поступил. Ведь люблю Ее, а сейчас ужасно мучаюсь. Ты ей не нужен. Ты должен забыть ее. Я это вбиваю себе в голову каждый день. Но ничего не выходит. Я люблю ее еще сильнее». «Катя беременна, только не это. Я не хочу ребенка не от Нее». «Родилась дочь, назвал Аней, Кате не понравилось это имя, но я настоял, и она согласилась». «Почему же я до сих пор с Катей? Ведь нет к ней никаких чувств. Дочь держит? Нет. Катя очень любит меня, она хорошо ко мне относится, к такой сволочи, как я. Она преданна мне, верна. Не могу я сделать ей больно. Бог не простит». «Сегодня рассказал Кате, что люблю Другую, ту, чье имя носит наша дочь. Катя расплакалась, мне стало ее очень жаль. Я обнял ее и поцеловал в губы, представляя на ее месте Аню. Все-таки нет мне прощения». «Катя каждую ночь плачет, из-за меня, знаю ведь, хотя всячески отрицает это». «Сказал, что не могу больше так жить, нужно разводиться, Катя умоляла остаться». «Еду к Ане с надеждой, что Она меня все еще помнит или хотя бы вспоминает». «Жду встречи».

 

О, Боже. Я набрала его.

- Я жду тебя возле выхода, - нерешительно произнес Любимый.