сборник свободных авторов

 

Главная

Архивы
Рецензии
Иллюстрации
Авторский договор
Редакция
 

Дарья Гусева

 

Чёрный свиток

 

Три свечи на столе,

Бьется снежная стая,

В мой потерянный,

Скрытый от глаз тёмный дом.

Давних судеб

Трагический свиток листаю,

Обводя имена

Золочёным пером.

 

Твёрже камня слова

В моей слабой ладони.

Хриплый смех,

Лошадиный неистовый храп,

Звёздный ветер

Разбуженный вечной погоней,

Плоть, рождённая в коже

Из кованых лат.

 

И жестокая верность

Прямыми зрачками,

Смотрит преданно,

Испепеляя сердца,

И творятся дела

Лишь своими руками,

Честь и женщин любимых,

Храня до конца.

 

Чёрный свиток –

Разбитых миров порождение,

Кровь в орнаментах диких

Сочится – свежа,

Не пугает итог неизбежный

Сражений,

Но лишь сытая смерть,

И пустая душа.

 

Где мой конь вороной!

Меч свободу поющий,

Стремена золотые

И плечи друзей!

Где мой рог,

И на смерть и на подвиг зовущий!

Где же та, что шепнёт:

«Возвращайся скорей!»

 

Я ещё не мертвец!

Я лечу по равнине,

Свистопляской валькирий,

В вихрях грозы!

Начертав на щите

Неизменное имя.

Жизни целую вечность

Кладу на весы.

 

За один только взмах

Веселящейся стали!

За искрящийся снег

На разбитом лице!

Что бы кто-то другой,

Серебром и печалью,

Невесомую точку

Поставил в конце.

 

 

Вереск

 

И вереск пал, глотая пыль,

Седая сталь съедала камни,

А неба вырвался оскал,

Слепящей грани, липкой крови,

Слепых бойцов подъём играл.

 

Под буйство трав бросала боль,

Широкий нож в прямую спину,

А вереск пел, а вереск звал,

Тот бой покинуть.

 

Багровый брод давил глаза,

Глотал последний жадно воздух,

И после жил, а может, ждал,

Пока не поздно.

 

Не рано, рваными в ряду,

Живи – отчаянная пытка,

Твой вереск, видевший войну,

Зовёт с улыбкой.

 

Мой Мир

 

С рассветом – пыльный жемчуг

На ребре дороги,

И призрачные горы в тишине,

Роса на крыльях осени,

Глубокой скорби горечь –

- Вспомни обо мне!

 

Моя печаль

Замерзла хрупкой льдинкой,

Повисла звездами

На бархате ночном,

Огонь и Лёд

Бегут металлом жидким –

-Подставь ладонь.

 

Нет слёз и сна,

Есть только черный ветер,

Танцующий безудержно во тьме,

И в чашах каменных

Мерцающая вечность,

На самом дне.

 

Останься

В лёгкой вересковой дымке,

Среди тревожно обнажённых скал,

Мой мир холодный

Юную улыбку

Когда то знал.

 

Пусть песнь ТВОЯ

Родится этой ночью,

Где кровью сердца

Полита земля.

Не покидай!

Пронзительно и точно –

-Глаза в глаза…

 

 

 

Плач

 

Я вплету в твои сны луч солнца,

Напою тебя трав дыханьем,

Я спою тебе песнь вселенной

Я напомню все, что забыл ты,

 

Нету боли в бескрайнем небе,

Нету страха у птицы гордой,

Нет печали в могильном камне.

            Рядом с Господом нет страданий,

 

Я тебе дождевую воду

Принесу в золоченом роге,

Что б питьём оживил ты память,

От болезней себя избавил,

 

Мне отдай все, что гложет сердце,

Я пойду по утру, босою,

Утоплю в половодье горечь,

Обращу  твои слёзы в пепел,

 

Пепел в землю уйдёт глубоко,

И поднимется вновь цветами,

Я сплету из цветов веночек -

Подвенечный убор невесте.

 

Той – что рядом с тобою будет,

Светлым днём и безлунной ночью,

Делит пусть с тобой все невзгоды,

Радость в дом твой пускай приносит,

 

Коли я не могу, мой милый,

Коли я не могу, желанный,

За меня пусть она целует,

Твои светлые волосы гладит,

 

Я взойду над тобой звездою,

Что б в дороге с пути не сбился,

Лишь меня не ищи, любимый,

Средь живых меня больше нету.

 

 

Дух леса

 

Дух леса, лиственный опад,

И запах раненых стволов,

Пот коркой лёд, он тонок, слаб,

Несбалансированность ног,

На нитях спутавшихся трав.

 

Несётся вздох на голоса,

Живой разлад гнилой воды,

Качает мокнущий рукав,

Переходи.

 

Шагая вброд по берегам,

На клочьях земляных холмов,

Вслух говорит с собою сам,

Лохматый Бог.

 

 

Александра

 

Опьянённые ночами

Под бескрайним жарким солнцем,

Голубые небеса.

Роза мира, Александра,

Ты – бесплодная пустыня,

Предадут твои глаза.

 

А на дне мерцает имя – как рубин –

Александрия,

И ковшами золотыми

Пьёт отравленный отвар.

Утончённая и злая,

Как наложница, рыдая,

Поднесла к груди кинжал.

 

Украшеньями и кровью

Разделён весь мир на части,

В этом нет твоей вины.

Роза мира, Александра,

Над тобою жаждой власти

Встанут белые шатры.

 

И кистей нежнейший трепет,

Скроет кости, скроет пепел,

Ветер юга сухо треплет

Светлый локон – завиток,

Тех любовников бесчестных,

Кто в объятиях железных

Удержать тебя не смог.