сборник свободных авторов

 

Главная

Архивы
Рецензии
Иллюстрации
Авторский договор
Редакция
 

Феара

 

Легенда о добродетели

 

  Много лет назад на земле жил один человек. Ничем не примечательный с виду он, казалось, был создан для того, чтобы быть незаметным. У него не было ни родных, ни друзей, никто не говорил с ним, никто не смотрел в его сторону, все словно проходили сквозь него, будто бы его и не было. Его это нисколько не задевало. Он всегда был приветлив и вежлив со всеми, поддерживал любого в трудную минуту, правда никто ему не отвечал взаимностью, но он не замечал и этого. Ему было важно увидеть улыбку и просветление на лице своего молчаливого собеседника, и ради этого он готов был говорить часами.

  Тот человек был свободен. Он странствовал по миру, с каждым днем влюбляясь в него все больше и больше. Его завораживало и пленило все: первые лучи солнца, так причудливо играющие в еще сонной листве, пьянящий аромат ночного цветка, полет птицы, свободный и стремительный, смех ребенка, играющего на площадке возле  дома, сплетенные руки, так нежно и прочно скрепившие в себе самые сильные чувства. Ничто прекрасное не могло ускользнуть от его проницательного взгляда. Он умел находить красоту во всем и любил мир таким, каким его видел. Любил всей душой.

  Однажды он сел на скамейку рядом с юношей. Тот был угрюм и печален, в руке у него был небольшой березовый прутик, которым он рисовал что-то непонятное и мрачное на песке. Человек поздоровался, заранее зная, что ему  не ответят, и еще раз убедившись в этом, с улыбкой начал свой монолог. Ему захотелось поделиться с этим юношей необычайно красивым восходом солнца, что он наблюдал сегодня. Увлеченный рассказом, позволившим еще раз испытать ощущения от увиденного, человек не заметил, сколько времени  прошло. Когда он закончил повествование и его восторженный взор вновь обратился на юношу, он увидел, что того уже нет, а на его месте лежит лишь березовый прутик. Но человека это ни сколько не расстроило, он просто улыбнулся и пошел дальше, а на песке так и осталось сиять солнце - последняя картина, оставленная юношей перед уходом.

  На следующий день странствий, проходя мимо песочницы, человек не мог не заметить там светловолосую девочку лет двенадцати. Она сидела и плакала. Он сел рядом с ней, улыбнулся и рассказал ей о прекрасной  долине, где растут самые красивые и необычные цветы, о долине, где невозможно встретить два одинаковых бутона. Закончив свой рассказ и убедившись, что девочка перестала плакать, человек собрался уже идти дальше, как это было всегда, но в тот момент случилось то, чего не случалось ни разу в его жизни:

- А ты правда там был? В той долине? - девочка смотрела ему прямо  в глаза.

Человек в изумлении оглянулся по сторонам, но никого рядом с собой не увидел:

-  Ты…ты говоришь со мной? Ты меня видишь? - он не мог поверить, что впервые за всю жизнь кто-то заговорил с ним!

- Да.

- Со мной никогда никто не говорил...меня просто не замечали....

- Это и неудивительно. Ты невидимка. Тебя не могут видеть, но твой голос звучит в душах тех, с кем ты говоришь. - Девочка улыбнулась, продолжая все так же пристально смотреть на удивленного человека. 

- Но ты можешь меня видеть. Почему?

- У меня, как и у тебя, есть Дар. Мой заключается в том, что я могу видеть то, чего не видят другие. Ты же можешь исцелять души. - Девочка снова улыбнулась, и в этот момент человек увидел, что ее глаза переливаются всеми цветами радуги.- Я рада, что встретила тебя. Спасибо. 

- И тебе спасибо... - Человек задумался на несколько секунд, а когда вернулся к реальности, то заметил, что девочки уже нет.

  Постояв еще пару мгновений и осмыслив услышанное, он снова улыбнулся присущей только ему улыбкой и отправился в путь.

 

  День подходил к концу, сдавая свои владения в права наступающей ночи, но завтра  все должно было быть уже по-другому. 

Завтра он продолжит путь, но, уже зная, для чего он живет.

 

 

Легенда о смирении 

 

На вершине одной не столь высокой скалы жил орел. Так получилось, что у него с рождения не было крыльев. Но он не винил в этом никого, он просто жил и принимал жизнь такой, какая она есть. Каждый день по извилистым тропкам он спускался с горы в поисках пищи, а вечером поднимался назад. В таких хождениях прошла большая часть его жизни. 

   За этой картиной долгое время наблюдал любопытный молодой орел, живший неподалеку. Он никак не мог понять, зачем тот так себя мучает и, однажды, набравшись смелости, решил подкараулить его и спросить: 

- Почему ты не совьешь себе гнездо у подножия горы? Так будет намного проще добывать себе пищу. 

На что орел, не задумываясь, ответил ему совершенно спокойным голосом: 

- Потому что я - орел! Моя душа не может жить у земли. Если бы я свил гнездо у земли, то чувствовал бы себя неполноценным, а я чувствую себя абсолютно нормальным. 

- Но у тебя нет крыльев! - не успокаивался молодой. 

- Да, их  нет, - все так же размеренно отвечал другой, - но я от этого не перестаю быть орлом. Хочешь ли ты спросить меня еще о чем-то? 

- Нет. 

-  Тогда мне пора продолжать свой путь, если ты позволишь. 

- Конечно! Простите... 

-  Не стоит извиняться. В желании знать нет ничего дурного. - пожилой орел добродушно улыбнулся и продолжил свой неторопливый путь. 

Прошло еще несколько лет. Юный орел не переставал удивляться терпению своего бывшего собеседника и часто наблюдал, как тот с невозмутимой улыбкой проходит свой давно размеренный маршрут. 

 Но в одно прекрасное утро свершилось чудо. За терпение и стойкость, за мудрость и покорность, за честь и достоинство Верховный Орел решил в награду за старания одарить своего подопечного крыльями. Счастью пожилого орла не было предела! Он не знал, что такое летать, но, не раздумывая, бросился со скалы в объятия ветра - и взмыл, взмыл к небесам!!!!! Он летал весь день и всю ночь, ни на минуту не переставая благодарить Верховного Орла о том долгожданном даре, что был передан ему! 

  Юный орел плакал и дивился от счастья, наблюдая за этой внезапной переменой! Все орлы, жившие неподалеку, были искренне рады за своего брата. Но в настоящее замешательство их повергла другая картина... 

  Следующим утром молодой орел случайно заметил все ту же знакомую фигуру, неторопливо спускающуюся вниз. Он не мог поверить и понять... Это был тот же орел, и у него были крылья!!!! Но он спускался так же, как в прежние времена...Не удержавшись, юный орел подлетел к нему и спросил: 

-У тебя ведь теперь есть крылья!!!!!!Так почему ты не летаешь???? 

-Я летаю, и это прекрасно!!!!!Я не перестаю благодарить Верховного Орла за тот дар, которым он наделил меня. - Все так же размеренно и спокойно отвечал тот. 

- Но почему ты спускаешься как раньше? Ты же можешь теперь летать!!!!! 

- Нет, не как раньше. Раньше я спускался, потому что не имел возможности летать, а сейчас я спускаюсь в знак невыразимой благодарности. - Он снова улыбнулся, потрепал крылом своего юного собеседника и отправился дальше. 

 

 

Марионетка

 

Полупустынная, с виду мрачноватая комната освещалась только заходящими лучами солнца. Время подходило к шести часам. На улице уже начало смеркаться. Единственный вид из окна был на старую мостовую, уходившую далеко к горизонту и петлявшую между десятками домов.

 

В комнате царила оглушающая и давящая тишина. Здесь не было мебели, только пара полок, прибитых к стене, старый сундук и кресло-качалка, стоявшее у окна. Комната больше походила на заброшенную, нежели на жилую: паутина сплелась в причудливые узоры под потолком, пыль осела на подоконнике и полках. Вот только стекла  были на удивление чистыми. В общих чертах все указывало на то, что в этой комнате уже давно никто не жил, но внезапно раздавшийся скрип кресла-качалки разрушил эту иллюзию.

 

  Юноша, сидевший в кресле, восхищенными глазами смотрел в окно. Он любил часами наблюдать за людьми, спешащими куда-то, любил наблюдать за закатом и восходом солнца, любил смотреть на дождь и снег. Он был влюблен во все, что происходило там, за окном. Может быть, поэтому он проводил все свободное время, наблюдая за тем, что происходит снаружи.

 

-Знаешь, - юноша оглянулся и снова устремил свой взгляд в окно. - Мой дед рассказывал мне об океане и о том, как он в юности покорял горные вершины. Он говорил, что воздух там совсем другой, не такой, как здесь. Он рассказывал, что когда ты стоишь на вершине, расправив руки навстречу ветру, ты чувствуешь себя птицей, свободной птицей, а все внизу кажется таким крохотным и ничтожным. И ты паришь вместе с ветром и облаками. Ты встаешь на носочки, пытаешься дотянуться до солнца и понимаешь, что тебе не хватает каких-то десяти сантиметров, чтобы солнце было у тебя в руках.

 

"Там, на вершине мира ты чувствуешь себя богом!" - так говорил дед. Понимаешь?- юноша снова оглянулся, его голубые глаза были полны надежды.

 

  Едва он успел завершить свой рассказ, как из другой стороны комнаты послышался звонкий девичий смех.

 

- Я понимаю лишь то, что ты окончательно спятил! - девушка продолжала заливаться.- А дед твой был чудаком, и это не было ни для кого секретом.

 

-Перестань! Ты его совсем не знала! И никто не знал!!- голос юноши уже срывался на крик! На секунду-другую в воздухе повисла звенящая тишина. Чувствовалось, как атмосфера вокруг начала накаляться. И, спустя пару мгновений, юноша выпалил:

 

- Вы ему не верили, потому что завидовали!

 

-Завидовали? - девушка ухмыльнулась. - Чему завидовать?

 

-Свободе! Тому, что он сам выбирал, куда ему идти!

 

-А кто сказал, что я не свободна? - девушка изумленно посмотрела на юношу. - Я вполне свободна, и мне нравится моя жизнь...

 

Юноша прервал ее на полуслове:

-Жизнь? И ты это называешь жизнью?

-Да! Я красива, меня все любят и ждут. - девушка самодовольно улыбнулась, будто любуясь своим отражением в зеркале.- Чего еще можно желать?

-Неужели ты никогда не хотела уйти и начать новую жизнь?

Девушка лишь досадно покачала головой и чуть слышно добавила:

-Точно спятил, как и дед.

Юноша сделал вид, что не услышал этих слов, но ему стало так больно, как не было ни когда его били палками, смеясь над его болью, ни когда его окунали лицом в грязь. Такой боли, настоящей боли, он еще не испытывал.

Юноша отвернулся от собеседницы и снова скрылся за спинкой кресла-качалки. Он по-прежнему смотрел в окно, но теперь в его глазах стояли слезы.

Солнце почти зашло за горизонт. Мостовую уже освещали фонари, а люди все так же спешили по своим делам. Время уже подходило к восьми, и это могло значить только одно.

Юноша продолжал неподвижно глядеть в окно с одной только разницей: слезы на глазах высохли, а взгляд обрел решимость и уверенность.

-Я уйду. Обещаю, дедушка, я узнаю, что такое чувствовать себя птицей.- юноша был настолько поглощен своими мыслями, что даже не расслышал той насмешливой фразы, которой в очередной раз одарила его девушка.

  Едва он успел это произнести, как дверь комнаты со скрипом распахнулась. В дверном проеме появился седой мужчина. Он заметно нервничал, судорожно мотая головой и явно что-то выискивая.

-Куда же ты запропастился, негодный мальчишка!

Мужчина, осмотрев всю комнату, наконец, подошел к креслу:

-Ах, вот ты где прячешься! Пойдем.  Пора.

Одно нехитрое движение пальцев - и деревянные глаза закрылись, потом открылись снова, левая рука поднялась вверх, опустилась, потом согнулась в локте, голова наклонилась вправо, влево, ноги смешно забегали в воздухе, а рот расплылся в глупой улыбке.

 

-Ты в отличной форме, шут! - задорно усмехнулся мужчина, поднимая и унося затерявшуюся марионетку. Он взял с полки еще несколько кукол и, что-то напевая себе под нос, направился к сцене.

Выступление, как и всегда, имело ошеломительный успех: публика восторженно рукоплескала, вызывая на бис красавицу балерину, чтобы осыпать ее цветами, и шута, чтобы его еще раз на увеселение всем побили палками.

  Седой кукольник всегда имел успех у публики, его долго не отпускали со сцены и всегда осыпали аплодисментами. Выступления начинались каждый день в восемь вечера и заканчивались около десяти. Этот вечер не был исключением. Проводив зрителей, кукольник каждый раз открывал кладовку, забрасывал туда кукол и уходил домой. Но в этот раз, зайдя в комнату, ему показалось, что здесь слишком душно и он решил на несколько минут проветрить ее.

Открывая окно, он услышал, как из зрительного зала его кто-то окликнул. Кукольник оставил шута на подоконнике и поспешил, улыбаясь, на встречу к очередному поклоннику, предвкушая, как обычно, услышать лестные речи в свой адрес. Получив изрядную порцию комплиментов, кукольник забыл о том, о чем должен был помнить, закрыл театр и отправился домой со своим приятным новым собеседником.

Как только хлопнула дверь театра, глаза шута снова раскрылись. Он смотрел в открытое окно и не мог поверит: вот она долгожданная свобода! Лишь шаг - и ты в другом мире!

-Пойдем! Скорее! - юноша  с неудержимой радостью обратился к своей прежней собеседнице. - У нас появился шанс стать свободными!

-Да опомнись ты! Куда ты пойдешь?

-Это не важно, но я больше не стану чьей-то марионеткой! - на этой фразе юноша разорвал все нити, которые им управляли.- Идем!

-Я устала и никуда не хочу идти.- балерина зевнула, прикрывая ротик белоснежной миниатюрной ручкой, затем стряхнула с волос остатки лепестков, которыми ее так щедро осыпали зрители, и отвернулась к стене.- И вообще, я хочу спать, а ты, если хочешь, можешь идти, куда пожелаешь. Мне все равно.

Юноша еще раз с досадой посмотрел на свою собеседницу и только лишь покачал головой.

-Прощай.

-Ты еще вернешься.- все так же равнодушно говорила балерина.

-Нет. Не вернусь.

-Посмотрим.- ее лицо опять скривилось в недовольной гримасе.

-Прощай!- на этой фразе шут скользнул в открытое окно и в то же мгновение оказался на мостовой.

Не прошло и  нескольких секунд, как из-за его спины послышался восхищенный детский голос:

-Мама! Мама! Смотри, какая хорошая кукла! Можно я ее возьму с собой?- девочка умоляюще посмотрела на маму.

-Нет, милая, у тебя итак много кукол. Мы завтра уезжаем, ты не сможешь взять всех.

-Мне не нужны все, я хочу взять только эту.- девочка улыбнулась, поцеловала куклу и прижала ее к щеке.- Пожалуйста!

-Ну хорошо,- мать добродушно улыбнулась и обняла дочку.

-Мама, а куда мы завтра едем? - девочка вопросительно подняла глаза.

-Завтра мы едем в горы.