сборник свободных авторов

 

Главная

Архивы
Рецензии
Иллюстрации
Авторский договор
Редакция
 

Анастасия Козлова

 

* * *

Берёза под окном дрожит, нагая,

И нудный дождик сеет целый день.

Всё реже в гости муза забегает,

Всё чаще «на чаёк» заходит лень.

 

Мы вместе с ней сидим у монитора

И смотрим фото: летние луга,

Безумство мальв у старого забора,

Горячими буханками – стога,

 

Тропинка, убегающая в детство,

Лесных озёр мерцающий атлас...

И никуда от осени не деться.

Она приходит к каждому из нас.

                                             

 

* * *

Отгородившись от сырости-мороси

Тёплым дыханием двух батарей,

Я примирилась с нашествием осени,

Что целый месяц стоит у дверей.

 

Осень стучится озябшими ветками,

Ломится ветром холодным в окно,

В стёкла кидает сырыми ранетками…

Хочется в гости ей видимо, но

 

Так велика – не вместиться, наверное,

Ей в этот тёплый домашний уют,

Где на столе между блюдец с вареньями

Чайники бравые песни поют.

 

С чёрной заваркой - поёт величальную.

С чаем зелёным – частушки поёт.

Осень побитой собакой печальною

Вдаль по промокшей аллее бредёт.

 

В листьях изорванных рубище ветхое,

Грустная, смирная… Тихо ей вслед

Машут деревья озябшими ветками:

Осени шлют свой прощальный привет.

 

Явленье Кармен

 

Распахнула окно ранним утром прошедшего вторника
И увидела странное: кто-то мне ночью принёс,
Положил на прохладную белую гладь подоконника
Росно-свежий букет до кровавости пурпурных роз.

Луч рассветный испуганно вздрогнул, коснувшись красивого дара.
В ожидании счастья иль боли, страданий, любви, перемен -
Завибрировал воздух от жаркого стона гитары,
И неистовой страстью взвилась сегидилья Кармен.

Я стояла босая, с косой, в белом простеньком платье,
У цветов, что краснее зари и огня горячей,
Ощущала безумную женскую силу - проклятье
До жестокости томных и сладких испанских ночей.

Ритм неистовый вился у тела испуганным шмелем,
Аромат искушал плод запретный отведать на вкус.
Распустилась коса, извилась созревающим хмелем,
И от собственной тяжести лопнула нитка гранатовых бус.

Я опомнилась. Бред. Предназначено стать мне едва ли
Музой новой эпохи, идеалом любви и тоски.
Мой букет увядал на глазах. На паркет опадали,
Словно алые капельки крови ушедшей Кармен, лепестки.