сборник свободных авторов

 

Главная

Архивы
Рецензии
Иллюстрации
Авторский договор
Редакция
 

Елена Коновалова

Тоскливая осень первой любви

В городе осень, в городе слякоть,

В окна стучатся слезинки дождя.

Осенью этой мне хочется плакать

Все потому, что ушла от тебя.

Может, я зря все так быстро решила,

Может, мне нужно поверить тебе,

Может, напрасно порвать поспешила

Нитку доверия в нашей судьбе.

Нет, все не так, я смотрю из окошка,

Вижу, идешь ты в обнимку с другой,

Нежно целуешь, лишь серая кошка

Вам преграждает дорогу домой.

Да, не напрасны мои опасенья,

Черви сомненья не гложут меня,

Больше не стану искать я спасенья

В смутных надеждах осеннего дня.

Слезы польются, и долго, и трудно
Выплачу все до последнего дня,

Время пройдет, но тоскливая осень

Первой любви не покинет меня.

 

Обыкновенная история

Продолжение. Начало в 28-29 выпусках.

Глава третья

Родные люди

Дождь шел уже третью неделю. Небо было затянуто тучами, капли дождя барабанили по стеклу, за окном были видны зеленые, с набухшей листвой, ветки деревьев. У Маши был сегодня день рождения. В этот воскресный день ей исполнилось восемнадцать лет. Два года, проведенные в приюте, были позади, позади была школа, которую она закончила почти на одни пятерки, с неприветливыми лицами учителей и одноклассников ; все знали о ее дворянском происхождении. Ее жилище уплотнили, подселив несколько семей, и теперь она занимала одну комнату. Отучившись на курсах медсестер, Маша работала в городской больнице. Первые два года после школы дались тяжело; Маша работала санитаркой, часто приходилось выходить в ночную смену. Вскоре молоденькую девочку, не боявшуюся грязной работы, исполнительную и трудолюбивую, заметили и послали учиться на курсы. Самым горячим желанием Маши было забрать из приюта четырехлетнего брата Толика, но это было сейчас, к сожалению, невозможно. Кому-то нужно было сидеть с мальчиком, а Маша весь день проводила на работе. В этот день Маша ждала Его. Он ; двадцатичетырехлетний молодой врач, работавший в той же больнице, что и Маша, вскоре появился на пороге ее комнаты с букетом цветов и маленьким бумажным свертком. Сережа Колесников влюбился в Машу с первого взгляда. Худенькая и милая молодая девочка с большими серыми глазами, внимательными и такими серьезными, запала в его душу. Ей почему-то хотелось помочь, хотя она прекрасно справлялась с трудной работой санитарки и вроде бы не нуждалась ни в чьей помощи. Он знал, что она живет одна, без родителей и удивлялся ее выдержке. Когда она проходила мимо по коридору, взгляд ее серых лучистых глаз проникал в его сердце и требовал от нее каких-то действий. Но он не торопился. Для начала он установил с ней дружеские отношения и лишь по прошествии года впервые заговорил о своих чувствах. Темноволосый, голубоглазый Сережа рано лишился отца и матери, воспитывался у тетки и сразу после окончания школы поступил в медицинский институт. В этот день Сергей был в особенном расположении духа ; в нем чувствовалась какая-то одухотворенность ; он собирался сделать Маше предложение выйти за него замуж. Они встречались уже год, Сергей знал, что Маша любит его, и надеялся, что не откажет. Он подарил ей цветы, Маша приняла букет, развернула сверток и увидела прекрасный синий шелковый платок. Она поцеловала Сережу, накинула платок на плечи и засмеялась от радости ; платок очень шел ей. Они сели за накрытый в комнате стол, Сережа открыл вино и, произнося тост за Машу, предложил ей стать его женой. Маша сначала немного растерялась, пролила вино на скатерть, но потом, глядя во влюбленные красивые Сережины глаза, тихо ответила ему : «Я согласна». Тёплым майским днём 1921 года Маша и Сергей поженились, и Маша стала носить фамилию Колесникова. Сразу после свадьбы встал вопрос о Толике. Сергей и Маша решили, что он будет жить с ними. Мечты о медицинском институте, в который хотела поступать Маша , пришлось похоронить и уволиться с работы - надо было сидеть с мальчиком. Сергей усыновил его, и четырёхлетний Толик Чернов тоже стал Колесниковым. Своих детей , к сожалению, иметь им было не суждено - Маша была бесплодна. Им пришлось смириться с этим. Всё внимание было отдано маленькому Толику - Маша была для него не только сестрой, но и матерью. Сергей тоже очень привязался к мальчику, тот с самого начала называл его отцом. Прошло время. На дворе стояло лето 1929 года. Маша сидела за кухонным столом и в задумчивости глядела на школьную фотографию Толика, на которой был снят весь их класс. Толик, кареглазый и темноволосый, стоял вторым слева в третьем ряду. На груди его красовался пионерский галстук. Она помнила, как он, возбужденный и радостный, прибежал домой и сообщил, что их всех приняли в пионеры. И ещё она вспоминала тот день, когда они с братом ездили за город на могилу к матери. Нелегко далась эта поездка Толику ; он шмыгал носом, прижимался к Маше и упорно не хотел признавать, что у него были другие родители. Хотя Машу он не называл матерью, но в его сознании она была ею, а Сергея он вообще обожал. Когда тот возвращался с работы, Толик уже ждал его за накрытым Машей столом, они ужинали, садились на диван, и Сергей рассказывал ему о великих мореплавателях, о своей нелёгкой и интересной работе, они взахлёб обсуждали романы Жюля Верна. Сейчас ему было уже 12 лет. Он рос проказником и драчуном. Очень часто он приходил домой с разбитыми коленками и синяком под глазом. То они вместе с приятелями Юркой и Володькой подложили учительнице по математике дохлого таракана в журнал, то устроили драку со старшеклассниками, а на прошлой неделе разбили, играя в школьном дворе в футбол, окно на первом этаже школы. Машу не раз вызывали к директору, и она попросила мужа, чтобы он поговорил с Толиком. Толик вроде бы всё понял и обещал больше не попадать ни в какие истории. Сегодня было воскресенье, и муж вместе с братом и его друзьями ушли на пустырь поиграть в футбол. Маша отложила фотографию и посмотрела в окно. Погода была замечательной, и радостные маленькие воробьишки купались в весенних лужицах, солнечный луч проглядывал прямо в комнату и вроде всё было хорошо, но Маша грустила ; воспоминания о родных тревожили ее душу. Она так и не узнала, добрались ли бабушка с дедом до Парижа, как они там жили все эти годы и живы ли вообще. От них не пришло ни одного письма. Отца Маша тоже больше никогда не видела ; вероятно , он погиб в горниле гражданской войны. А мама. Мама была незаживающей раной в Машином сердце. Она так любила её, особенно в детские годы, когда мама была совсем другой ; ласковой, доброй, нежной. Маша вытерла подступившие слёзы, надела передник и начал готовить обед - скоро должны были вернуться Толик с друзьями и Сергеем ; сегодня они обедали у них.

 

Тёплым летним утром 1933 года Толик вернулся домой после выпускного вечера. В этом году он закончил школу. В руках у него был новенький аттестат. За последние годы он изменился ; вытянулся, похудел, стал более серьёзным и внимательным. Он давно принял решение пойти по стопам Сергея и стать врачом. Только его интересовала кардиология, а не хирургия .Целый год он усиленно готовился к поступлению в институт. Впереди была жизнь другая ; взрослая и самостоятельная. Он показал аттестат Маше и Сергею и завалился спать. Вечером он ушёл на свидание с девушкой - с одноклассницей Олей Стрельцовой они давно были влюблены друг в друга. Маша и Сергей не любили Олю, считая высокомерной и излишне самонадеянной, но ничего не говорили Толику ; он был влюблён не на шутку. Через месяц наступило время вступительных экзаменов. Толя не добрал балла, а Оля поступила. « Лучше учить надо было»,- сказала она Толику и щелкнула его по носу. Её родители и не сомневались, что дочь поступит ; в приёмной комиссии был свой человек, а вот Толику помогать категорически отказались ; им вообще не нравился этот юноша без роду и племени и они очень не хотели, чтобы их дочь, не дай бог, стала его женой. Осенью 1935 года Толик ушел в армию. Он проходил службу на Дальнем Востоке. В одном из писем, отправленных ему, Оля сообщила, что беременна, что у них скоро родится дочь, но она больше не хочет быть с ним, потому что встретила и полюбила другого человека. После рождения она собиралась отдать дочь в дом ребенка. Толик мужественно принял известие об измене Оли и сразу же написал Маше письмо, в котором просил после рождения забрать ребенка к ним. Вернувшись из армии, он упорно занимался и поступил в институт, все его время заняла учеба. С Олей он нигде не встречался. Машу очень тревожило, что он совсем не обращает внимания на девушек. А его действительно ничего не интересовало ; после окончания института он собирался поступать в ординатуру. Маленькая Тоня радовала его и дарила по-настоящему счастливые минуты. Но война нарушила его планы ; летом 1941 года он ушел на фронт. Через месяц в составе врачебной бригады на фронт отправился 44-летний хирург Сергей Колесников. К этому времени он превратился в отличного специалиста ; на фронте нужны были такие врачи. Судьба не пощадила ни его, ни Анатолия. Толя погиб в первые же месяцы войны ; поезд, на котором он отправлялся на фронт, разбомбили. А Сергей вместе с медперсоналом был расстрелян в захваченном немцами госпитале, расположенном в небольшом прифронтовом городке. Маша, получившая известие о гибели мужа и брата, долго переживала, она никак не могла смириться с потерей, но теперь на ее плечах лежала забота о маленькой Тоне и она отдала все свои силы воспитанию и заботе о девочке. 

Вскоре Маша с Тоней эвакуировались на Урал. Маленькая Тоня навсегда запомнила тот жутко длинный путь в теплушке, который они проделали, добираясь до Уфы. Поселили их в небольшой комнатушке в коммунальной квартире, в которой жило еще три семьи. Маша устроилась на работу в городской госпиталь, а маленькую Тоню оставляла на соседку по коммуналке старушку Анастасию Федоровну, которой отдавала часть заработка. До 14 лет Тоня постоянно болела; у нее были малокровие и вегето-сосудистая дистония, она часто падала в обморок, пропускала занятия, но таких детей в классе было немало. Несмотря на это, училась она хорошо. Она знала, что ее отец погиб во время войны, а мать отказалась от нее сразу после ее рождения. Машу она очень любила, называла ее «мамочка». А Маше, видно, выпала такая судьба ; быть матерью для своих близких. Тоня с детских лет полюбила Урал и Уфу. Они стали для нее второй родиной. Она восторгалась его природой. Часто вместе с одноклассниками они ходили в походы, купались в таежных речках, собирали ягоды и грибы, а поздно ночью сидели у костра и пели песни. У Тони был несильный, но очень красивый голос. Эти первые послевоенные годы были самыми счастливыми в ее жизни. А потом в их дом пришла беда ; незадолго до окончания Тоней школы от воспаления легких умерла Маша. Легко ранимая и эмоциональная, Тоня долго не могла справиться со своим горем. Целые дни она сидела на диване, плакала и вспоминала свою «мамочку». Справиться с таким состоянием ей помог внук Анастасии Федоровны, одноклассник Колька Щеглов. Он жил в этой же коммуналке. Хулиган и троечник, Колька был старше своих товарищей года на два. Широкоплечий, сильный, красивый, он пользовался вниманием не только у одноклассниц, но и девушек значительно старше его. Он давно нравился Тоне. Худенькая, с красивыми серыми глазами и золотисто-рыжими волосами, Тоня тоже нравилась ему, но он не был готов к серьезным отношениям. Близость с ним была для нее и радостью, и горем. Известие о Тониной беременности поразило его, как гром среди ясного неба. Помочь им было некому : Колька приехал к бабушке из Москвы, родители его погибли во время бомбежки, бабушка же была очень старенькая и сама нуждалась в помощи и поддержке. Колька запаниковал и решил ехать в Москву, зачем, он и сам толком не знал, но оставаться в Уфе не хотел. Как сложилась его судьба дальше, осталось неизвестным. В 1953 году в день смерти Сталина на свет появился их ребенок. Холодным мартовским вечером в один из поворотных для нашей страны дней начала свою жизнь новорожденная Дарья Колесникова.

(Окончание в следующем номере).