сборник свободных авторов

 

Главная

Архивы
Рецензии
Иллюстрации
Авторский договор
Редакция
 

Анатолий Бондарь

 

Прописаны в сердце

 

Ностальгия

 

Всё в тумане и мысли,

                                              и волосы.

И любви запоздалая блажь

Вновь зовёт меня маминым голосом

Совершить в мою юность вояж.

В те года,

                             где омытые росами,

Ноги   босые,

                         зябкость дразня,

Уводили меня вслед за косами

В разухабистость майского дня.

И до боли манящее дзиньканье,

За собой оставляя валки,

Растворялось в заре

                                   и под храп коней

Уплывало в туман  в доль реки.

И приятной усталастью вымучен,

Пил я с кринки  взахлёб  молоко.

От любви к тебе так   и не вылечен,

Моя родина.

                            Как далеко

Я теперь от тебя в отлучении

В одиночестве грустью томлюсь.

Моя жизнь не имеет значения

Без  родного понятия  Русь.

 

 

 

 

Дороги

 

Есть дороги без рытвин, ровные.

Есть дороги со шрамами, старые.

Есть дороги совсем ещё новые,

В жизнь дающие людям старты.

 

Убегают дороги в вечность.

Убегают дороги в ненастье.

Назначают дороги встречи,

Разлучают дороги со счастьем.

 

Ухожу в бесконечнось далей,

В неизвестность шершавых буден.

Я хочу, чтоб меня встречали,

Ну а счастье? А счастье будет!

 

 

 

 

Люблю и ненавижу

 

Встречаю зори, дорогих и близких,

Пишу стихи когда в плену у чувств,

Меняю с удовольствием прописки,

Порою невозможного хочу.

 

Бранят меня родные за беспечность,

В моих делах бесцельность усмотрев.

В моей трудкнижке строек бесконечность,

Начальства бывшего порой прощальный гнев.

 

Не избегаю с трудностью знакомства.

Хожу ва-банк на быть или не быть.

Не обхожусь порой без вероломства

И от бессилья впору волком выть.

 

Во что-то верю. Что-то не приемлю.

Боготворю, что стало дорогим ...

Я этот мир  люблю и ненавижу,

Как ту единственную, что ушла с другим.

 

 

Всё здесь дорого

 

Здесь леса

                    И поле скатертью,

Дом,

        Друзья

                  И нежность матери,
Ночи звёздные,

                        Речка,

                                  Ивы,

                                             Лог,

Рощи  белые

                        В   звоне   иволг,

Синь озёрная,

                         Пашня   чёрная,

Рыжий бобрик

                          Ржаной стерни ...

Это жизнь моя.

                              Это суть моя.

Всё  здесь дорого.

                                Все  сродни.

 

 

 

Голубушка

 

Мать моя, голубушка, сердцем несуровая,

Сколько помню ласкою норовила взять.

Укрывала в непогодь, словно ветвь еловая,

Согревала в непогодь, ведь на то и мать.

 

Я бреду по прошлому.  Неспеша листается

Книга моей памяти. Многих нет страниц.

Но всегда с улыбкою мама вспоминается:

Самое прекрасное среди добрых лиц.

 

 

 

Предрассветный полёт

 

Рассвета сизое крыло

Земля взметнула в небо разом
И мой, сражённый дивом  разум

Куда-то в невидаль несло.

 

А под крылом, как угли в топке,

Селенья в электроогнях

И я, как в сказочных санях,

Лечу не выбирая тропки.

 

В бескрайность блымкает фанарь

С крыла горланящего ИЛа

И стюардесса щурит мило

Глаза на зоревый янтарь.

 

 

 

   

Весна

 

Барабанит шустрый дятел,

Будоражит мир лесной.

Всё насыщено весной.

Соловей как-будто спятил.

 

От черёмухи пьянит.

На траве роса искрится.

Чайка над рекой резвится.

Сосны тянутся в зенит.

 

Луг усыпан разноцветьем.

Перезвон и перегуд.

Кони по траве бредут

И бегет к лужайке дети.

 

Солнца колокол литой

Нас бодрит лучистым звоном,

Щедро потчует озоном

И хрустальной чистотой.

 

 

 

Без меня

 

Что-то не так.

На сердце мрак.

Больно.

Снова один.

Буйство седин

Зольно.

Где-то вдали,

Как корабли,

Мысли.

Где-то в лицо

Ветер пыльцой

Вишни.

Плачется дрозд

В зарослях роз

Где-то.

И без меня

Встретят друзья

Лето.

Тысячи вёрст

В россыпях звёзд

Длятся.

Хочется взвыть,

К прошлому плыть,
Мчаться.

 

 

 

Как бывало

 

На деревне под  «косяк»

Пляшут парни так и сяк.

Кто лизгинку, кто чечётку,

Кто – то просто глыщет водку.

Каждый бесится как может:

Кто-то ржёт, кто - вон из кожи.

Не в новинку пить и драться,
Безрассудству отдаваться.

Что за свадьба, что за роды

Если не побиты морды?

Если прячешься за разум,
Если не объять всё разом

Затоскуешься без злобы.

Кто из нас не без греха?

Каждый раб своей утробы,

Каждый ходит в петухах.

 

Отпустил когда-то возжи,
Разнуздал коня – мечту

И без лишней в теле дрожи

Глушь сменил на суету.

 

Как блудливы жизни тропы,

Нелегка по ним ходьба.

От Востока до Европы

Пронесла меня судьба.

Повидать пришлось немало:
Жил как фраер и босяк.

Но грущу по «как бывало»

На деревне под «косяк»

 

 

***

В сосульках крыши.

Рыщут мыши

В полове рыхлой по весне.

Деревья всё ещё во сне,
Но антресоль пригрела лыжи.

 

Картавят дошлые  грачи.

Снег в звонких каплях над ручьями.

Лягушки оживают в яме.

Петух и днями не молчит.

 

Я начинаю петь с утра.

Верней, под нос  мурлычу гнусно.

Но вот запахло щами вкусно:

Обедать, ведомо, пора.

 

Весною не спокойна похоть:

К кому-то кто-то норовит.

У всех на что-то аппетит:

Как не понюхать,не протрогать?

 

Вскрывает солнце рыхлый лёд.

И мне становится теплее.

Как боров, под лучами млею

И с чувством чухаю живот.

 

Послеобеденная блажь

По телу льётся бесконечно.

На лавке дремлет кот беспечно.

Завидно аж.

 

 

 

 

 

Моя страна

 

Моя страна от края и до края

Пропитана неверием в себя.

На поиски придуманного рая

Летит народ по Родине скорбя.

 

Спокон веков забрасывали сети

Потомки Русичей в неясность и азарт.

На нивах ускользающих столетий,
выискивая невидаль и фарт.

 

Огромностью своею колыхая,
Российская священная земля

Плодила и овец, и волчьи стаи,

Ходила и в лаптях,и в соболях.

 

Немыслимая внутренняя сила !,

Живучестью богата: бей – не бей

Ни у кого пощады не просила

И защищала тех,кто был слабей.

 

Но в пасынках и патчирицах ходят

Презревшие  презрение и гнёт,
Кто алчность и бесправие в народе

Разжечь и узаконить не даёт.

 

Кто ведал, что на рубеже столетий

Взорвётся Глупость (бомбы нет страшней).

И, как всегда, народ за всё в ответе,
Иначе как? Хозяин кто в стране?

 

Потоки обездоленных и лишних,

Непонятых, уставших быдлом быть,

Из берегов повиновенья вышли

И разбрелись на поиски судьбы.

 

Разграблена, унижена, несыта,
На вотчины разодрана страна.

Кровавыми потоками омыта,

Паучьей сетью сплошь  оплетена.

 

Так дай же, Бог, терпения и силы

Расправить крылья, вырваться из пут.

Пока живёт единства дух в России,

НАДЕЖДА, ВЕРА и ЛЮБОВЬ живут.

 

 Февраль !995

 

 

***

 

И никого не не удивишь

Что ем как слон, пью как верблюд и прочее,
Что с каждым днём натуженнее жить,
Что путь к концу труднее и короче.

 

Уже противно в зеркало смотреть,

(Хоть на себя напяливай зерцало).

Из-за спины выглядывает смерть

И щерится улыбкою шакала.

 

Года корёжат лик, но для души

В корявом теле мест ещё немало.

И стоит ли в загробие спешить,

Пусть даже если плоть твоя устала.

 

Ворчу себе: « А всё ли усмотрел,

Всё ль испытал, живя на белом свете?»

И если тлел, скрипел, но не горел,
Навряд ли что ты на пути заметил.

 

 ...А на ветру полощет сарафан

Во дне весеннем  вспешке молодуха.

Открой глаза на прелесть, старикан,

Да так взгляни, чтоб не хватило духа.

 

Когда глядишь из-под тишка на зад

И у тебя хоть что-то встрепенётся,
Взгляни хоть раз с ухмылкою назад

И прошлое ещё к тебе вернётся.

 

Ноябрь 2003