сборник свободных авторов

 

Главная

Архивы
Рецензии
Иллюстрации
Авторский договор
Редакция
 

Олег Ольнев

Римские Каникулы

Люсе

Одри Хебёрн с Грегори Пеком...
И вот спустя почти пол века
я бросил денежку в фонтан...
Наш туристический автобус
в тени лениво отдыхал,
устав возить баулы, сумки;
всё нашим женщинам покупки,
что Рим, что Прага, что Берлин-
универсальный магазин.

В кафе напротив пили кьянти,
австрийцы, немцы, итальянцы
из рук кормили голубей,
и запах устриц, запах пиццы,
плыл словно запах заграницы
и незнакомых мне людей.

Я, уходя, не оглянулся,
во мне историк не проснулся,
не грела римская земля,
лишь у фонтана, в бликах света,
спустя уже почти пол века,
Одри Хепбёрн с Грегори Пеком-
любовь и молодость моя!

14 января 2007 года.


Отелло next

Я Вас люблю,
ну что же тут такого?
При виде Вас,
почти что не дышу,
но перед тем,
как встретиться
нам снова,
на всякий случай
Яго придушу.

1990 год.


Я терял друзей и женщин

"А тогда из карабина
Слава Богу, не попал "
А. Городницкий


Я терял друзей и женщин,
хоронил родных людей,
разведен был, и обвенчан
и растил
чужих детей.

Пыль и зной вдыхал устало,
из арыков грязь хлебал
и мочой, не раз бывало,
радиатор
заправлял.

Я гасил пожар таежный,
лодки бечевой тянул
и шагнув неосторожно,
в двух Тунгуссках,
я тонул.

Пропадал в маршрутах длинных,
Разведенный спирт глотал,
и тогда,
из карабина,
Слава Богу,
попадал.

19 апреля 2006 г.


Баллада об утонувшем вездеходе

Толе Байтману.

Он рухнул в яму, вздыбив грязь и муть
Дырявой лодки ненадежный кузов
Не выдержал положенного груза
И вездеход стал медленно тонуть

Он фарами смотрел из-под воды
Как будто бы печальными глазами,
И гусеницы четкими следами
Впечатали преддверие беды

А по реке поплыли сапоги,
Палатки, спальники и чей-то рваный полог
Но у вещей был водный путь недолог
Их быстро извлекли мы из реки…….

Рвались троса, мы дергали его
Заржавленной и старенькою талью,
И как собаки под конец устали
Но не смогли мы сделать ничего

Болели руки, плечи и спина
Болели пальцы, порванные тросом,
Кончаться стали чай и папиросы,
И больше не хотелось ни хрена.

Что оставалось?
Вызвать вертолет,
Сказав, в какой попали переплет?
За речкой загремел вдруг вездеход….

Он был мощнее нашего, одет
В одежду из брони и стали,
Быть может, воевал в Афганистане,
Да списан был за давностию лет.

Его водитель оценил все с полуслова
Накинув трос, мы крикнули «Готово!»
И, оставляя грязные следы,
Наш вездеход пополз из-под воды.

И я спросил, беря из пачки папиросу:
- Откуда вы?
- Из местного совхоза. Случайно оказались тут у вас
- Случайно? Что ж, нас этот случай спас!

- Пусть эта речка не Амур, не Волга,
Не Дон, не Миссисипи, не Ока,
Но здесь сидеть могли б мы очень долго.
- Могли бы долго, это уж наверняка.

Они уехали, и нас ждала работа.
Мы смыли грязь с помятого капота,
Сменили масло, свечи – и вперед!
У нас ведь тоже дел невпроворот….

Эвенкия,р.Чамба,зимник Ванавара-Стрелка,
июнь 1993 г.


Был тесный коридор

Был тесным коридор,
букет цветов-не нужным,
свет лампы был слепым
и воздух был чужим,
и взгляд был ледяным,
и голос равнодушным:
«Ты подожди на улице,
мы, там поговорим»

Слова секли как хлыст:
«Не помню.Не любила.
Не надо, не пиши…
Нет,нет не говори.
Мне жаль но я спешу,
я все давно забыла,
не стоит, не ходи,
и больше-не звони»

И странно было мне,
что мир-не изменился,
не рухнули дома
и не растаял снег,
все также полз трамвай,
все также ветер злился
и на скамейке где-то
был слышен детский смех.

И,подавившись вдруг
не нужными словами,
о том,что никогда
так сильно не любил,
я только смог спросить
засохшими губами:
«Как жить мне без тебя?»
«Ну, раньше ж как-то жил»…

Я плакал от стыда,
позор переживая
так, словно
в первый раз
замаливал грехи,
я плакал от стыда,
как жить,и быть
не зная,
но точно знал одно-
я напишу стихи!

13.12.2003г


Перечитывая Иосифа Бродского

"..А одну,что тебя, говорят ждала,
не найти нигде,ибо всем дала.."
Иосиф Бродский. "Итака"

Не молод,издерган,
угрюм и рассеян,
опять не успев
переделать дела,
я помню,
что все-таки
был Одиссеем
и то,
как меня
Пенелопа ждала.

Ждала..А любила?..
Не знаю..
Не скрою,
сомненья иль вера
теперь далеки.
Но Боги,мне мстя,
за сожженную Трою,
Кассандрой беду
прокричали в виски.

И я,возвратясь
на родную Итаку,
до крови и дыр
разодрав паруса,
сумел разглядеть
только тень
Телемака,
сквозь горечь
и дым,
выедавший глаза.

И прячась в стихи,
как за бруствер окопа,
в безумной надежде,
что это спасет,
сумел вдруг понять,
что меня-Пенелопа
Не помнит...
Не любит..
И больше не ждет!

05.05.2004г. Екатеринбург


***
В далеком северном поселке,
Где снегом все заметено,
Где вьюги воют,словно волки,
В ночи горит твое окно.

Мерцает,как маяк в тумане,
Что в шторм спасает корабли,
И что светить не перестанет,
Какие б бури не пришли...
..........................
За много тысяч километров,
Сквозь блеск реклам и фонарей,
Я разглядеть,пытаюсь тщетно,
Манящий свет любви моей..
Москва.1994год.


***
Л.Ч.

Ты знаешь,а наша работа
и пища-груба и проста,
в ней привкус соленого пота,
и горечь лесного костра.

Закатов, в полнеба картина,
усталось натруженных ног,
роса на стволе карабина,
и крепкого чая глоток.

Приветственный гул вертолета,
белеющий ягель окрест,
о друге простая забота,
и старенькой рации треск.

Занудливый писк,комариный,
палатки намокший брезент,
тоска по далекой любимой,
и редкий почтовый конверт...

11 .07.93г., Ме-ие Хрустальное.

ПТЕНЦЫ

Июнь 1983 года.В отряд прилетают две молоденькие студентки техникума.Лет по восемнадцать...Явно городские-поэтому сразу же "обалдевают" от окружающей их экзотики,ходят вытращив глаза и раскрыв рты, все время задают дурацкие вопросы и щелкают фотоаппаратами.
Возле тропы, начинающейся от лагеря,они находят небольшой пенек, на котором маленькая серая птичка свила гнездо и усердно выкармливает пятерых, уже оперившихся клювастых птенцов. Восторгам нет предела,-девчонки вешают плакатик "Осторожно гнездышко" и требуют от меня,что бы я немедленно сделал над гнездом навес из куска брезента-иначе "пойдет дождь и птенчики простудятся." Утром и вечером бегают смотреть как растут птенцы и опять-все время щелкают фотоаппаратами..
В субботу, "на баню", в отряд приходит знакомый охотник -эвенк, и с ним настоящая эвенкийская лайка по кличке Киря. Увидев Кирю,девченки впадают в очередной экстаз-суют ему сахар,галеты,просят дать лапу, обнимаются, фотографируются и требуют от меня,что бы я в конце полевого сезона "достал им по щенку "настоящей эвенкийской лайки".
Распаренный после бани, я сижу в палатке в одних трусах и тапочках и пью чай....Вдруг,...оглушительный женский крик, переходящий в визг, а затем в ультразвук разносится над тайгой......В нем СТОЛЬКО УЖАСА И БОЛИ , что я перепугано рву с гвоздя карабин и , лихорадчно заталкивая в него обойму, "в чем есть" выпрыгиваю из палатки. И,... сразу же натыкаюсь на Кирю, у которого к морде прилипли птичьи перья и несколько слоломинок. Все поняв, бегу на другой конец дагеря...
Одна студентка лежит без чувств другая, обняв теперь уже пустой пенек,безудержно рыдает, размазывая по щекам слезы...Фотоаппараты валяются рядом.. Я наклоняюсь над заплаканным девичьим лицом и не сдерживая накатившей злости ору: "Пойми,дура-это же ОХОТНИЧИЙ пес!!!.Ты же Дарвина в школе изучала!!! Или ты думала,что ЕСТЕСТВЕННЫЙ ОТБОР,только в книжках бывает?!!"
Возвращаясь в палатку я перешагиваю через, как ни в чем не бывало, лежащего в тени Кирю....В палатке вытряхиваю аптечку... и начинаю искать-нашатырь и валерианку для студенток,.....и валидол,-для себя.

Щука

Очень жарким летом 1984 года, наша геологическая партия работала в районе падения Тунгусского метеорита.Речки там мелкие, узкие, берега сильно заросшие, поэтому возвращаясь, как-то раз,из многодневного маршрута я, раскатав голенища болотных сапог, топал прямо по воде.
Когда до лагеря оставалось километров шесть, из-под ног в прибрежную яму, шарахнулась бревнообразная щука.Была она больше метра длинной, неимоверной толщины и весила(как потом выяснилось)-девять килограмм..
Достав из рюкзака складной спиннинг, и продернув несколько раз перед ее мордой модную, в те времена, блесну "воблер", я понял, что рыбка,в силу своего провинцильного происхождения, совершенно отстала от моды.. Тогда,вытащив старенький ТТ, я подошел к яме насколько позволяла высота болотников и, помня что вода преломляет и предмет под водой находится совсем не там, где его изображение, долго водил стволом, вспоминая институтские лекции по оптике..
Вспомнил...Пуля пробила щуку посередине и я, гордый добычей, обливаясь потом и доедаемый гнусом, шесть километров тащил мокрое, скользкое, неудобное бревно в лагерь, где меня ждало страшное разчарование: "Аркадьич,.. да у нас за два дня, из сети, четыре ведра сигов. Можно мы твою "рыбку"собакам сварим?"
Было обидно и жалко до слез не щуку,а дефицитный "тэтэшный" патрон,который я зря сжег и которых выдавалось, на четыре месяца полевого сезона, всего две обоймы-шестадцать штук..


Мамонт

...Звали его Сашка. Точнее Александр Ванин. Было ему лет тридцать пять. Худощавый, крепкий, светловолосый; с правильными чертами классического славянского лица. Роста не высокого, но физическая сила и выносливость в нем угадывалась. Хороший спортсмен, заядлый лыжник, занимавший первые места на соревнованиях не только среди личного состава экспедиции №5, но и по всему, известному в те годы на всю страну, Всесоюзному Аэрогеологическому Тресту, сокращенно ВАГТ, в котором мечтали работать выпускники всех геологических факультетов.
...Еще его уважали за то, что однажды придя в профком экспедиции и положив на стол профсоюзный билет, он написал заявление о том, что не хочет быть членом и платить взносы. На все уговоры и увещевания отрезал: » Не пью, не курю, не болею. Платить не хочу и не буду. Это мое право» Конечно не партбилет, но в то время это был Поступок. Геолог он был сильный и начальство сделало вид, что ничего не произошло..
...В первых числах июня, когда все еще сидели на базе в Туруханске, готовясь к началу полевых, Сашка, в отличие от других, в свободные дни не торчал на рыбалке, не шлялся по местным «сиренам» и не трескал спирт, а надев мягкие эвенкийскиие сапоги - ичиги, наматывал по окружающей тайге многокилометровые тренировочные маршруты; он называл это :»Ставить ногу»
...В тот год их партия работала на Гыданском полуострове, в бассейне реки Таз. Район очень большой, в геологическом отношении сложный и, тогда, слабо изученный. Тундра, болота. Картировали какие-то палеоген-неогеновые отложения; и, хотя, кадровый состав был весьма сильный – пара кандидатов наук и остальные, очень опытные специалисты, пахать приходилось за троих.
...Отряд у Сашки крохотный: он-за начальника, еще техник-геолог, да пара рабочих сезонников, из красноярских бомжей. Снаряжения минимум, так как в целях экономии вертолето–часов, между стоянками полагалось перебрасываться одним рейсом Ми-4, бравшим максимум тонну двести груза.
...В одном из долгих, изматывающих маршрутов, в надпойменной террасе безымяной речки, они наткнулись на осыпь огромных костей. То, что это скелет мамонта, причем отлично сохранившийся, Сашка понял сразу. Три дня, отложив работу, хотя наверстывать потом пришлось с неимоверным трудом,- с раннего утра и до позднего вечера они выковыривали из мерзлоты находку. Получилась большая гора костей и два огромных, словно отполированных, почти трехметровых бивня. Так как впереди еще оставалось пол сезона тяжелейшей работы и несколько перебросок вертолетом, а возить с собой найденное было нереально, все аккуратно сложили на приметном изгибе реки, в заросли карликовой березки и на карте поставили отметку.
...В конце сезона Сашка, по рации, начал трудные и занудные переговоры с экспедиционным начальством, сидевшим на базе в Туруханске, с просьбой выделить ему лишний рейс Ми-4, а еще лучше Ми-8, с целью вывезти «ценную научную находку». Начальник экспедиции, зная твердый Сашкин характер, поупирался немного, но лишний рейс Ми-4 организовал. Кости вывезли и свалили в углу базы, прикрыв рубероидом, а бивни Сашка завернул в брезент и положил на склад, куда на зиму сдавалось экспедиционное снаряжение. Дальше началось самое интересное.
...Местного краеведческого музея, в те годы, в Туруханске, как такового, не существовало,а в домик-музей, в котором когда-то жили в ссылке легендарные Свердлов и Спадарян (хотя на самом деле они жили в разных домах, но музей был один), сию гору костей вряд ли было уместно впихивать. Красноярский краеведческий и какое-то там отделение палеонтологии краевого университета, на посланные телеграммы, ответили гробовым молчанием. Норильск, в те времена, был вообще - «закрытый, режимный город». А до Москвы - слишком далеко.
...Возникала идиотская ситуация, так как даже с нашим примитивным знанием палеонтологии, мы понимали,- не смотря на то, что по Северу обломков этих костей довольно много, находка уникальная, но, почему-то, ни кому не нужная. Время шло, цейтнот затягивался, а экспедиция должна была сворачиваться и улетать в Москву на камеральные рабаты. На базе, в Туруханске, оставался на зиму только завхоз, пара сторожей, гора костей, да два тяжеленных трехметровых бивня.
...Отряд, в котором я работал, вывезли позже других, поэтому весь накал « мамонтовых» страстей я представлял себе только из того, что слышал по рации и из того, что уже при встрече мне рассказал, матерясь и проклиная свой дурацкий энтузиазм, Сашка.
...Финал истории был трагикомический. Во-первых, местные собаки, которых в любом северном поселке почти столько же, сколько и населения, в связи с наступившим голодным для них осенне-зимним периодом, вдруг начали просачиваться сквозь дырявый забор базы и усердно растаскивать и грызть кости, которым было примерно десять тысяч лет. Во-вторых, Сашке настолько надоела вся эта бодяга с попыткой пристроить уникальную находку, на которую он истратил столько времени, сил и нервов, что после традиционного банкета по поводу окончания полевого сезона, он, махнув брусничной на спирту, выволок бивни из склада, взял ножовку по металлу, сосчитал сколько нас сидело за столом и, матерясь и чуть не плача, начал пилить их на сувениры - каждому примерно по полметра.
...Я, от предназначенных мне «полметра», отказался. После брусничной на спирту, было до слез жалко и бивни, и Сашку, и кости, засыпаемые снегом, растаскиваемые и догрызаемые местными собаками. И, почему то, было безумно и унизительно стыдно перед мамонтом, за его бедные и неприкаянные останки, пролежавшие в земле целую вечность, с которыми мы так безжалостно и, по сути безнравственно, поступили. Наивный я был человек - не знал, что через двадцать лет, всего лишь килограмм мамонтового бивня, такого качества, будет стоить две тысячи долларов.
...В романе Олега Куваева «Территория», посвященном истории поисков золота на Чукотке, в пятидесятые годы прошлого века, описан случай, когда один из геологов, найдя в маршруте хорошо сохранившийся фрагмент туши мамонта, с остатками шкуры, настриг шерсти, а потом его жена эту шерсть спряла и связала ему «единственный в мире свитер из шерсти мамонта»... Думаю, что это литературная «гипербола», так как у мамонтов вряд ли был подшерсток, а без него не получится пряжа. А вот то, как северные собаки грызли кости, которым десять тысяч лет-это правда, – сам видел….
...Потом эта гора костей еще много лет валялась в углу базы, постепенно растаскиваемая собаками, и размываемая дождями…
...Уже давно нет ни знаменитой экспедиции №5, ни ее Туруханской базы, ни многих людей, участников этой истории, но мне почему то все время кажется, что если приехать в Туруханск, походить по высокому берегу Нижней Тунгусски, примерно в двух километрах от места ее впадения в Енисей,-поковыряться в земле...
...Наверное это от того, что тогда мне было двадцать шесть, а сейчас в два раза больше..

 

Охота

Памяти Вовы Рахаева

...- Крупная, зараза, - сказал Вова разгибаясь, - центнера полтора-два и медвежонок при ней, сеголеток, а может и пара.
...Мы стояли с ним на отвале узкой двадцатиметровой траншеи, вытянувшейся поперек пологого склона. На рыхлом песке, с
обломками серого базальта, хорошо были видны отпечатки следов с длинными когтями.
...- Ночью, видать прошла+
...- Сагдуллаев! - Вова повернулся к работяге, голова которого едва торчала над землей на другом конце траншеи, - ты
когда на канаву пришел?
...Сагдуллаев, немолодой жилистый казах, выкинул на отвал несколько лопат породы, с неторопливым достоинством прислонил
черенок к стенке траншеи, затем, чуть подпрыгнув, уперся руками в ее края, как в брусья, легким движением выбросил свое
тело из канавы и, вытирая ладони о подол выгоревшей пропотевшей рубашки, пошел к нам. Пока он шел, Вова быстро потоптался
на отвале, заметая медвежьи следы.
...- Часов в пять, начальник, - ответил Сагдуллаев, - или в полшестого.- Через пару часов жара начнется, в шалаше
подремлю часика три - четыре и снова копать. А лучше копать ночью, светло и комаров меньше. В лагерь ходить каждый день,
за пять километров, - резона нет. У нас с Пашкой тут и мешки спальные, и полога от комаров, и продукты, и посуда и, даже,
"Спидола" казенная. Дождей нет и тепло. Будем здесь ночевать; в лагерь - только на баню да за продуктами. Вчера шалаш вон
там, - Сагдулаев кивнул головой в сторону тенистого распадка, - сделали, продукты притащили и спальники. Я ж на той
неделе, начальник, тебе об этом говорил, ты вроде не возражал.
...- Да уж, не возражал, - задумчиво сказал Вова, - на той неделе я и впрямь не возражал, - добавил он, многозначительно
глядя в отвал, со смазанными его сапогами медвежьими следами. Затем, оглядевшись, спросил обеспокоенно, - а Пашка то где?
Опять сачкует?
...- Да нет, он пошел березы посмотреть, под черенки для лопат, их же еще сушить пару недель надо.
...- Ясно, - задумчиво сказал Вова, - ну а вообще, как оно? У вас все в порядке?
...- Вроде все, начальник, только вот,.. - Сагдуллаев замялся..
...- Что, "вот"? - Настрожился Вова
...- Да мы с Пашкой, вчера, здесь в копуше с водой, пакет полиэтиленовый с куском сливочного масла оставили, а седни нет
его. Утром чай пить, а масла - хрен ночевал. Вроде и красть то некому. Может мыши? Или бурундуки? Так они в ледяную воду
не полезли бы.
...- Масло, говоришь? - Помрачнел Вова. Затем вдруг, беззаботно улыбнувшись, хлопнул Сагдуллаева по плечу, - да это,
Рашид, не бурундуки, это сойки местные -кукши называются, они масло страсть как любят.
...- Ты че, начальник? - Удивился Сагдуллаев, - какие, на хер, такие " кукши"? Там кусок почти два килограмма, и от
ледяной воды твердый как камень.
...- Серый ты, Сагдуллаев, - сказал беззлобно Вова,- одно слово - степной человек. Тут знаешь какие сойки? Во!!! - Он
развел руки пошире, тем самым жестом, каким обычно рыбаки показывают размер своего улова, - они за масло,особенно
сливочное, вааще удавятся.
...Я скривил рот что бы не рассмеяться. Вова врал самозабвенно и очень уверенно.
...- Ну ладно, иди копай, а мы траншею посмотрим, вон в средней части минерализация пошла. Если кристаллы крупные
появятся, ты поаккуратней кайлом махай, мы здесь не только ради плана по кубам ковыряемся.
...- Кукши, так кукши, - недовольно пожал плечами Сагдулаев и, спрыгнув в канаву, пошел по ней к своей лопате.

...- Ну и что мы имеем "с гуся"? - Сказал задумчиво Вова не глядя на меня. - Сезон только начался, к концу июня надо хотя
бы тыщу кубов канав сделать и метров двести бурения. В отряде три ИТР, два буровика и шестнадцать горняков; оттайки
мерзлоты почти нет, проходка идет в час по чайной ложке и еще медведица с медвежатами в гости приперлась. Если работяги
узнают - на работу никого не выгонишь, да еще увольняться начнут. А ствол дать человеку с двумя-тремя судимостями, я не
имею права, да и стволов у нас - твой казенный карабин, 1936 года выпуска, да твоя личная двустволка. А моя мелкашка, да
мой "тэтэшник" не в счет - это так, перед студентками выеживаться, а не медведей стрелять. И охранником к каждой паре
горняков не пойдешь, у нас своя работа.
...Он присел на поваленный ствол лиственницы, снял закатанный болотник, вытряхнул из него попавший песок и еловые иголки
и, аккуратно перемотав портянку, снова натянул сапог. Затем ловким щелчком выбил из пачки "Беломора" папиросу, постучал
мундштуком о ноготь большого пальца и, закурив, пустил колечко дыма.
...- И не сказать им, нельзя, а то получится, не дай бог, как в ужастике " Челюсти"
...- Да погоди ты, не паникуй, - перебил его я, - мы здесь три недели, не было же ее. Как пришла, так и уйдет. Шугануть
можем, пристрелить в конце концов.
...- Тоже мне, "Тартарен из Тараскона",- съехидничал он, - это тебе не олень путоранский, который с первой пули ложится.
В ней центнера полтора, а может и все два, следы видел какие? Ты ее еще найди и подкарауль. А если раненая уйдет? Она
знаешь тогда скольким нашим кишки на лапы намотает? Да и дети у нее, она до последнего за них будет. А потом, - мне в
"лом" маму с детьми мочить.
...- Может, все-таки, уйдет, - неуверенно сказал я, - собрать народ, пошуметь денек, костры пожечь?
...- Бред, участок двадцать квадратов, и почти во всех его концах работать надо, а народу всего два десятка. Да и не
имеем мы права на это дело работяг напрягать - не их проблемы... Ладно, пойдем, пройдемся по участку, посмотрим, на другие
канавы зайдем. Начнем с ручья - пить все ходят и медведи тоже, - и, помолчав, добавил, - самое хреновое, что она масло
сожрала, если к человеческим продуктам привыкнет - не прогонишь.
...Он встал и коснувшись, едва заметным жестом, тыльной стороной ладони поясницы пошел вниз по пологому склону. Жест был
не случаен, выходя на участок, Вова всегда засовывал сзади под куртку, за брючный ремень, старенький "ТТ", который ему
полагался официально, как начальнику отряда.
...- Карабин твой где? - Вдруг спросил он, когда мы отошли примерно с километр.
...- Где, где - в Караганде, - огрызнулся я, - будто не знаешь, я же магнитную съемку вдоль четвертой магистрали делаю, у
меня ни одной железяки не должно быть, даже нож охотничий не ношу, а вместо ремня веревка, и замочек из штормовки выпорот.
Сейчас с тобой обход закончу и туда попрусь. У меня и магнитометр там на профиле остался, в дождевик завернут. Ты же людей
не даешь.
...- Завтра возьмешь пацана этого, Рома кажется, пусть отсчеты записывает и твой карабин на себе таскает, а то останемся
без "лучшего геофизика экспедиции". И еще вот что, - магнитометр на участке не оставляй, уноси в лагерь, если эта дура до
него доберется, а они твари любопытные, без прибора останешься, а новый мне для тебя взять негде.
...Дальше шли молча. Через пару километров растительность стала гуще и склон более крутым. Начался спуск к ручью. Заросли
становились все непроходимей. Посреди небольшой прогалины Вова притормозил и тихонько присвистнул, - на серовато-белом
ягеле виднелись огромные вмятины от лап. Две цепочки следов поменьше угадывались справа и слева. Ягель, подсохший в
верхней части, был как наст, поэтому след, по размерам, получался гораздо больше, чем реальный размер лапы - что-то типа
следов слона. Мне стало неуютно, и я пожалел, что не взял карабин.
...Прислушались - шумел листвой ветер, чирикали птицы, одиноко потрескивал в траве кузнечик. Никаких лишних звуков.
...Вода в ручье была только в отдельных местах, в виде небольших лужиц. Сквозь густые кроны едва пробивался дневной свет.
Пахло истлевшими листьями, гнилью и застоявшейся водой. Стараясь ступать как можно тише, полезли вниз по ручью. Метров
через сто Вова встал, как вкопанный, и наклонился что-то разглядывая. Стараясь не шуметь, я подошел - в приручьевой грязи
виднелись два, залитых водой, глубоких следа, в которых медленно оседала глинистая муть.
...- Минут пять, не больше, - очень тихо сказал Вова. - Она где-то здесь.
...Он достал из-за ремня "тэтэшник" и, передернув затвор, преложил его в карман брюк.

...Мы замерли, пытаясь уловить какие-нибудь посторонние звуки. В глубоком распадке шум листвы и пение птиц едва
доносились, лишь под камнями чуть слышно журчала вода, да невыносимо зудели комары..
...Прошло несколько минут - ничего. Я покосился на Вову, лицо его было настороженным, и в нем появилась какая-то
непривычная жесткость.
...От неподвижности у меня затекла, левая, когда то сломанная в маршруте, нога и я, чуть переступив, хрустнул веткой.
Вова едва заметно вздрогнул, его рука дернулась к карману с пистолетом.
...- Тьфу на тебя, Аркадьич, - вдруг громко сказал он, - хрустишь тут+ Ерундой мы занимаемся. Она наверняка где то здесь,
только хрен услышишь, они это умеют. Мочить нам ее сейчас нам не из чего - этой "пукалкой" не возьмешь, поэтому ее гнать
надо, желательно по ручью, до реки, а там глядишь, по ущелью сама в верховья уйдет. Свистеть умеешь? - Я кивнул.
...- Попробуй.
Я, вспомнив,что мы вытворяли студентами,на знаменитых хоккейных матчах "ЦСКА"-"Химик", заложил четыре пальца в рот и
выдал. Вова заткнул уши.
...- Охренел,что ли? Оглушил! Зачем тебе ствол? От твоего свиста все и так разбегутся... Значит так пойдешь по левому
борту, будешь свистеть ломать кусты и орать, я пойду по правому.
...- Че орать то? - Спросил я .
...- Да чего хочешь. Хочешь матом ругайся, хочешь стихи свои декламируй, хочешь своего любимого Городницкого пой -
главное ори погромче. То, что она в распадке - это сто пудов, и с двумя медвежатами из чащи вряд ли сейчас полезет -
наверняка нас с тобой чует и не очень уютно себя чувствует. За подмогой бежать некогда, но у нас есть шанс - шугануть ее
как следует..
...- Вова, - спокойно и отчетливо сказал я, стараясь изобразить побольше уверенности в голосе, - ты чего несешь то?
Совсем "ку-ку"?. Там дура в два центнера и два подшнурка, поболее хорошего сенбернара, а у нас с тобой только хлопушка, из
которой разве что застрелиться можно, что бы не мучиться, когда они нас кушать начнут... Пойми, ей сейчас надоест, что мы
на "хвосте висим",она развернется и...
...- Сдрейфил? - презрительно сузил глаза Вова, - тогда какой ты, на хер, "поручик"? - Вспомнил Вова кличку, данную мне
ребятами после первого же полевого сезона. Он вытащил из кармана "тэтэшник" и бросил мне.
...- На! А то в штаны наложишь..
...- Вова,..
...- Отставить! - В голосе его появился металл, не пойдешь,- дубину выломаю и погоню. И тебя и дуру эту в два центнера..
...- Ладно, - я кинул ему обратно "тэтэшник", - тока так, ежели она тебе кишки на лапы намотает, я твоей Юльке, алименты
платить не буду, а ежели мне - ты моей Люсе будешь, потому как не я эту херню придумал!.
...- Все, погнали, - Вова вскинул "ТТ" и шарахнул два раза в воздух - звук был хлестким, но не громким и эхо сразу же
увязло в густых кронах деревьев над нашими головами. "Вот уж точно - хлопушка" - Подумал я и, грянув мои любимые
"Аэропорты девятнадцатого века" Городницкого, бодро зашагал вдоль склона ручья, стуча подобранной палкой по стволам
деревьев и стараясь посильнее хрустеть ветками, валявшимися под ногами.
...Вова какое то время продирался по правому склону молча, треща кустами и периодически мелькая среди деревьев, примерно
метрах в пятидесяти правее меня. Потом выстрелил в воздух еще раз.
...- Патроны береги, мудила из Нижнего Тагила, - проорал я ему, - а то застрелиться будет нечем, когда она тобой
закусывать начнет. Вова в ответ заорал - "Врагу не сдается наш гордый Варяг!!!" И затрещал кустами быстрее. Через пару
километров мы начали выдыхаться+ Сделали перекур. Потом спустились и пошли по ручью, продолжая орать,петь, греметь,
стучать и пытаясь найти новые следы, но ничего не было.
...К реке вылезли еле живые, охрипшие, с опухшими от комаров мордами. К тому же у меня на штормовке начисто отсутствовал
правый карман, в котором лежала пачка "Беломора". Я на ходу содрал с себя одежду и рухнул в поток воды. У Вовы хватило сил
обойти всю косу, намытую в устье ручья, в тщетной попытке обнаружить на песке, или на мелкой гальке следы уходящей
медведицы. Коса была девственно чистой, и только в одном месте он наткнулся на свежий след оленя.
...Я вылез из воды и молча начал одеваться. Вова подошел, сел на гальку, закурил.
...- Аркадьич, ..
Я молчал.
...- Ну, ты же должен понимать,+
Я оделся, сполоснул ноги, намотал, успевшие немного подсохнуть на солнце, портянки, натянул болотники и, ни слова не
говоря, полез в лоб по крутому склону. Вова полез за мной.
...- Аркадьич,..
...Пройдя метров сто по редколесью, молча полез на новый уступ.
...- Че ты в лоб поперся? - разозлился Вова, - тут тропа в двухстах метрах, по распадку идет.
...- У меня из-за тебя, придурка, рабочий день вылетел!!! Придется сейчас тащиться пять километров до четвертой
магистрали и, не жравши, работать допоздна!! Ты сам кричал, что там надо срочно шурфы задавать, а без данных магнитной
съемки, ты опять все мимо рудной зоны посадишь!
...Я вылез на второй уступ и остановился отдышаться.
...- Папиросу дай, дятел, мои вместе с карманом +
Вова шагнул ко мне с протянутой пачкой и вдруг замер, глядя куда то за мою спину, глаза его стали открываться все шире и
шире+Я резко повернулся+
...Освещенная, заходящим за нашими спинами, солнцем, река была как на ладони. До приустьевой косы, где мы только что
сидели, метров триста, не больше, и по ней, словно в замедленном кино, не спеша, косолапя и переваливаясь, двигалась
огромная медведица. Даже с такого расстояния было видно, что размеров она просто страшных. Пройдя метров тридцать
осторожно повела носом, принюхалась, затем повернула голову к кустам. Тот час же оттуда выкатились колобками два крупных
медвеженка и затрусили за матерью. Дойдя до реки, она, не останавливаясь, вошла в воду и стала переходить на тот берег.
Медвежата поплыли за ней. И от того, что она именно шла по грудь в воде, на четырех лапах, а не плыла, мне стало не по
себе, ибо я там только что купался и хорошо представлял себе глубину реки.
...- Вова, мы с тобой два идиота, - с трудом раздвигая, ставшие вдруг резиновыми губы, очень тихо сказал я, - ПО РУЧЬЮ,
ОНА ВСЕ ВРЕМЯ ЗА НАМИ ШЛА+


...Выйдя на берег, медведица отряхнулась, рассеивая вокруг себя, видимые даже на таком расстоянии фонтаны брызг и они
мелким дождем зарябили по поверхности. Потом повернулась к реке и стала ждать медвежат, затеявших на мелководье игру.
Через несколько минут ей это надоело, она в три прыжка догнала одного и дала ему шлепок, от которого он полетел по воде,
как пущенный "блинчиком" плоский камень.
...Затем, не оглядываясь, направилась сначала вдоль пологого берега, а потом в сторону леса. Медвежата, выскочив из воды,
отряхнулись, полностью копируя движения матери, и потрусили за ней. Еще несколько минут она мелькала среди редких
деревьев, уходя все дальше вверх по реке и все глубже в лес.
...Мы молчали. Только что мы видели то, что невозможно увидеть ни в одном зоопарке мира и поэтому молчали.
...Солнце зашло за гору, комарье зазвенело громче и злее.
...- Пошли, "зверобой", - тихо сказал я.
...Километра два шли молча. Потом, словно опомнившись, Вова сказал.
...- Вобщем так, панику не сеять . Ты иди, доделывай свою магнитку, завтра с утра графики построишь и зададим шурфы. А я
пройдусь по канавам, погляжу как дела у любителей копать белыми ночами. И заодно прикину, кто шалаши настроил, что бы
каждый день вечером в лагерь не таскаться, опять же небольшую лекцию надо им прочитать, напомнить "правила техники
безопасности на геологоразведочных работах в сложных горно-таежных условиях Крайнего Севера".
...Помолчав, он сорвал травинку, задумчиво пожевал ее, и, выплюнув, добавил.
...- Не факт, Аркадьич, ой, не факт,.. как бы не вернулась.
Мы разошлись.
...Инцендент, в принципе, прошел почти незаметно. Вова, разрешил горнякам, работающим на самом дальнем конце участка,
ночевать в шалашах, но предупредил что бы по одному не ходили. С буровиками провел разъяснительную беседу, объяснив, что
большой ящик, где они хранили запас продуктов, надо убирать, на время их отсутствия, хотя бы в трактор ДТ-75, который
перетаскивал их крохотную буровую, смонтированную на металлических санях из специальных буровых штанг и приводимую в
движение двумя моторами от бензопил "Дружба"
...Правда, первые два вечера, работяги, чифиря у костра, погундосили по поводу медвежьих следов - кто-то из них все же
наткнулся, но потом успокоились. Да я стал делать магнитную съемку не в одиночку, а с рабочим, записывающим за мной
отсчеты и таскающим карабин.
...Июнь закончился благополучно. Мы сделали необходимую часть плана, закрыли наряды и отчитались по рации о выполненных
работах, заслужив: "Ну, вы, блин, даете!" - от начальника партии. Началась июльская жара, мерзлота, во вскрытых канавах,
стала таять быстрее, горнякам стало легче копать, пошел рост выполненных объемов. В трех траншеях полезли крупные
кристаллы пъезокварца. Вова не успевал бегать документировать законченные выработки.
...Вода в реке спала и сети перестали забиваться тиной. Рыбы хватало. В придачу, однажды утром выйдя по малой нужде, я
увидел спокойно бредущего на той стороне реки оленя. Грохот карабинного выстрела перепугал и перебудил весь лагерь, а Вова
выскочил из своей палатки в трусах, в телогрейке на голое тело, но уже с эмалированным ведром и большим охотничьим ножом.
...На мой удивленный взгляд спокойно хохотнул.
...- Так карабин только у тебя, а какой мудак будет лупить в лагере в полпятого утра, если не по оленю? Вот я и
приготовил ведерко - сердце, печенку, почки и язык положить..
...Маховик полевого сезона раскручивался своим обычным стандартным образом. Сапоги перестали в кровь разбивать ноги, и
привыкшее тело больше не чесалось по ночам от комариных укусов. При подъеме в гору, даже с тяжелым рюкзаком, пот уже не
заливал лицо, а ладони и пальцы, вначале саднившие от мелких заноз, порезов, царапин,- огрубели и покрылись такими
мозолями, что, прикуривая у костра, можно было спокойно хватать тлеющий уголек голыми руками. Жизнь в отряде катилась по
привычно знакомой колее, не выходя за рамки. Все ЧП и проблемы были привычными и легко решаемыми - будь-то браговарение в
отряде, за которое виновник сразу же и без жалости увольнялся, чья то пораненная, от неумения владеть топором нога, или
очередной "путешественник", решивший в выходные прогуляться по тайге и потом часов восемнадцать ищущий дорогу назад.
...В субботу после обеда народ начал подтягиваться в баню. Все яростно парились, ныряли в реку и долго мылись соскребая
недельную грязь. Потом стали пить чай, ужинать и устраиваться спать. К ночи погода стала портиться и закапал дождь.
...Воскресное утро было серое и пасмурное. Одетый в дождевик и раскатанные болотники, я подкачивал резиновую лодку -
собирался проверить сети. Увидел как из своей палатки вышли два буровика, помахали мне рукой и пошли на участок.
Буровики-элита, они дают основной план в денежном выражении, вкалывают почти без выходных, больше всех зарабатывают и
отдельно питаются, заказывая по рации женам, живущим в Поселке, всевозможные разносолы.
...Я уже успел проверить сети, почистить и посолить рыбу, поговорить по рации с экспедиционным радистом и другими
отрядами, когда услышал, как на участке затарахтела буровая. "Чего то долго не заводились, - подумал я, - надо бы свечи
новые для движков заказать"
...Выходной прошел как обычно. Народ, измученный тяжелой рабочей неделей, в основном дрых. Иногда моросил дождь. Вечером
мы сидели у Вовы в палатке, хлебали чай, намазывая свежеиспеченный, в специально оборудованной двухсотлитровой железной
бочке, хлеб маслом и кладя поверх здоровенные куски малосольного сига. Без стука, что обычно не принято, вошли буровики.
Лица у них были злые. Вова привстал было налить им чаю, потом сел и нахмурился.
...- Ну, что там у вас? - Спросил я с нехорошим предчувствием.
...- Она вернулась, - ответил мрачно коренастый помбур, - продуктовый ящик вдребезги, нам даже пожрать ниче не осталось.
Все упороли - сахар, сгущенку, сухари, галеты, масло и такое и такое, крупы, макароны, колбасу, пакетики с супами. А
тушенку просто поплющили и все вылизали.
...- Я же просил убирать продукты!! -повысил голос Вова, - хотя бы в трактор.
...- Трактор ушел на другой конец участка, площадку под новый буровой профиль расчистить, - огрызнулся помбур,- а потом,
судя по следам,там такая дура-она просто стекла выдавит, или дверь вывернет и все.
...- На буровой ничего не повредила?- Спросил я, - вы утром долго не заводилсь.
...- Сливные шланги зачем то порвала, но у нас запасные были.
Я налил им чаю и сделал по два огромных бутерброда. Ребята молча поели и пошли спать.
...- Ну все, - сказал вздохнув Вова, - объявляем "газават", пока она никого не задрала. Так просто она теперь не уйдет.
...Утром мы подняли людей, объяснили ситуацию. По побледневшим лицам некоторых, было видно, что не все "не робкого
десятка". Впрочем осуждать их было нельзя - шариться безоружным по участку, где ходит здоровенная медведица с двумя
медвежатами, занятие не из приятных. Вова объявил еще один выходной, тем более все равно моросил дождик.
Я взял карабин и две обоймы. Вова повесил на шею мою двустволку, загнал в один ствол пулю, а в другой крупную картечь,
опоясался патронташем, привычным движением сунул под куртку, за ремень "ТТ". Потом спросил
...- Может Ваську возьмем?.
Василий - коренастый, широкоплечий, русобородый мужик - был кадровый экспедиционный тракторист, бульдозерист и механик-
водитель. Самое главное его достоинство - он был родом с Ангары, имел три судимости, и мало кого и чего боялся. На
предложение пойти с нами, он усмехнувшись пожал плечами и сказав только:" Ну-у..." - закинул за спину Вовину мелкашку.
...- "Трое вышли из леса", - вспомнил Вова старый фильм про партизан, и мы пошли на участок. Прошли все основные просеки,
все канавы, шурфы, траншеи - шалаши целы, продукты, которые работяги притащили на канавы - не тронуты и кроме буровой,
находящейся на самом южном фланге - нигде никаких следов. Мы прочесывали тайгу до самого вечера, шумели, стреляли,
кипятили чай и грели консервы. Опять прочесывали - нигде ничего. Словно под землю провалилась
...У себя в палатке Вова в сердцах швырнул на нары двустволку и стал прямо из носика пить холодный чай. Потом вытер губы
и сказал.
...- Если эта сука еще раз появится, я сделаю насест на дереве, возле буровой и буду сидеть трое суток, пока не убью.

...Я молча разжег примус, налил свежей воды, поставил чайник, нарезал хлеба и копченой оленины.
По краю брезентовой крыши осторожно постучали:
...- Владимир Игорич, выдь-ка.
Мы вылезли наружу. Возле палатки стояли восемь рабочих.
...- Что случилось? - раздраженно спросил Вова.
...- Дело такое, начальник, - откашлявшись, начал высокий седой горняк, считавшийся у них кем-то вроде бригадира, - ну,
"ее" вроде как нет, мы копать пойдем, в ночь. Все же на сдельной оплате. Сколько можно без дела сидеть? И так все бока
отлежали. Да и тебе план выполнять надо.
...- А остальные? - спросил я
...- У остальных очко слабое, - сказал один из горняков, - говорят пока она здесь, - из лагеря ни ногой, а трое вообще
увольняться собрались.
Услышав это, Вова тихо выругался и сплюнул.
...- Ладно, только копать по четверо на траншею, в двадцатиметровке всем места хватит. И по одному не ходить, даже
поссать. И костры,.. костры побольше сделайте, только тайгу не запалите, а то тогда вместо медведицы у нас "зверюга"
похуже будет.
...Ребята ушли. Взяв полотенце, я искупался в реке и пошел спать. Когда залезал в спальник, по брезенту меленько
заморосил дождик. "Хорошо, что у ребят там шалаши есть" - подумал я и провалился в сон.

...Первый выстрел не слышал, но именно из-за него, по-видимому, и проснулся. Второй выстрел, прокатившись многократным
эхом по речному ущелью, выбросил меня из постели. Лупили из шестнадцатого калибра и явно в лагере.
...- Господи, Вова!!! - Левой рукой я лихорадочно дергал за цевье карабин, висевший на гвозде, вбитом в стояк палатки, а
правой нащупывал обойму, засунутую на ночь под спальный мешок. Пока метался, двустволка грохнула еще, на этот раз
дуплетом. Наконец то, нашарив обойму и рванув карабин так, что гвоздь вылетел из стояка, босиком выпрыгнул наружу. Вова, в
наброшенной на голое тело телогрейке, одном сапоге на правую ногу и тапочке на левую, стоял возле десятиместной палатки,
оборудованной под продуктовый склад и быстро перезаряжал ружье, глядя в сторону леса. Я повернул голову успев увидеть,
мелькавшую среди деревьев, медвежью шкуру. Из палаток выкатывался народ, вооруженный кто топором, кто кайлом, а кто просто
дубиной.
...Подбежав, все понял без слов. Задняя, обращенная к лесу стенка палатки, была разодрана в клочья - сквозь гигантскую
дыру виднелись вспоротые мешки муки и сахара и, рассыпанные по полу, сделанному из жердей, банки сгущенки.
...- Вот сука!!! - Чуть не плача орал Вова, - хорошо ночью проснулся, пить захотел .. Слышу, кто то на складе трещит,
вышел, а они уже внутри!!!
...- Зацепил?!
... -Да я в воздух,.. она же в палатке была, - а в угон бить, тем более из гладкостовольного - сам знаешь.
...- Одевайся, - там ребята на канавах, пойдем выручать.
Пойти "выручать" не успели. Пока собирались, на ближайшей опушке, из кустов, появились трое, причем двое - Сагдуллаев и
Пашка - буквально тащили третьего. У меня внутри похолодело и я рванул навстречу, а Вова в палатку за аптечкой.
...- Что с ним?! Где!?
... -Да ни хрена страшного, - успокоил меня Пашка, - с перепугу в шурф свалился, ногу разбил сильно.
...- А где все остальные?
...- Сейчас придут. Они по оврагу должны выйти.
...- Что у вас там случилось?
...- Когда вертолет?!!! Вертолет когда, начальник?!!! - вдруг истерично запричитал сидящий на траве "раненный", которому
Вова, закатав штанину, промывал спиртом и бинтовал разбитое в кровь колено, - мне в Поселок надо в больницу!!! У меня
нога!! Видишь нога?!! А если заражение?!!
...- Успокойся, Аникиенко!!!, - Рявкнул на него Вова, вставая, - ты же не первый сезон работаешь!!! Чего заныл?!!
...- Ты не видел!! Ты не видел ее!!! Она шалаш, насквозь прошла, как будто его нету, а он из жердей в руку толщиной,
гвоздями, семидесяткой сколочен!!! - У Аникиенко явно начиналась истерика. - Лапа, как лопата совковая!!! Она ее на стол,
который возле шалаша, положила,.. только положила и все, и края кверху!!! А там доски - сороковка!!! Сам колотил!!! Мне а
Поселок надо, у меня нога!!!
Я огляделся - вокруг собрались все, кто был в лагере. Лица были серьезные, у некоторых напуганные.
...- Заткнись! - Бросил Вова, потом повернулся ко мне, - пошли остальных встречать.
...- Уже не надо, вон идут, - подал голос, спокойно куривший на пеньке, Василий.
...От леса почти бежали, периодически оглядываясь назад пятеро горняков. У всех в руках были или топоры, или лопаты. Лица
осунувшиеся, бледные и перепуганные. Обступив нас, загалдели наперебой.
...- Тихо! - рявкнул Вова.
Все замолчали.
...- Сагдуллаев, рассказывай.
Сагдуллаев начал бормотать что то нечленораздельное: " Да, мы чифирнуть,.. да, я в канаве,.. да, она больше шалаша,..".
Губы у него тряслись.
...- Пашка! - оборвал Сагдуллаева Вова.
Пашка - черноволосый, мускулистый парень, только после армии, жадно докурил вторую беломорину, снял с головы грязный
накомарник, вытер им потное лицо и забормотал сбивчиво:
...- Ну, покопали часа четыре, я посмотрел - уже полтретьего ночи, говорю мужикам, мол пожрать и чифирнуть надо, к тому ж
заморосило. Пошел, костер побольше сделал, котелок закипятил, пару суповых пакетиков кинул и банку тушенки туда. Потом
котелок снял и рядом поставил.. И запах такой вкусный.. А ребята копали пока. Вдруг слышу, топает кто-то, думал ребята,
повернулся, - и точно идет Аникиенко, а за ним, метрах в десяти она переваливается. А этот дятел , - он кивнул в сторону
Аникиенко, - шаги сзади чувствует и говорит не оглядываясь :" Рашид, а у тебя запасная ложка для меня есть?" А Сагдуллаев
на нас из канавы смотрит и лицо у него белое, белое.. И все молчат. Потом Аникиенко мою морду перепуганную увидел,
развернулся, глянул, а до нее шагов десять и как рванет в сторону, а там шурф старый - два метра глубиной, вот он туда и
загремел. Ну тут началось..
...Пашка перевел дух, прикурил третью папиросу.
...- Вообщем, ребята из канавы выскочили, первым делом этого из шурфа доставать, думали ноги переломал - он же визжал как
поросенок резанный, потом лопатами греметь, а ей все по барабану - шалаш снесла, даже не заметила. На столе "Спидола" орет
- ноль внимания - и стол и приемник вдребезги. В угли наступила - только лапой потрясла, котелок с супом подшнурки махом
оприходовали, вроде и не остыл как следует. Ну, мы этого подхватили, он сначала вообще как парализованный был, только
визжал все время, и кустами в сторону лагеря выбираться начали. А четвертого на соседнюю просеку послали -ребят
предупредить, что бы все бросали и уходили оврагом.
...- Он прибежать не успел, как она за ним приперлась, - вставил седой "бригадир", копавший на соседней просеке.. И тоже
- все вдребезги+
...- Ясно, - перебил Вова, и добавил, кивнув в сторону развороченного склада, -пока вы огородами два часа до лагеря
ползли, она и здесь побывала.. Все, закончили панику, всем отдыхать.
И, повернувшись, пошел к своей палатке. Я пошел за ним, слыша как сзади запричитал "раненный"
...- А -аа! Эти начальнички, им насрать на нас! Сами стволами и ящиками с тушенкой обложились, оленей набили и сидят. А
простых работяг пусть медведи жрут!! Да?
...- Заткнись! - Спокойно одернул его Василий, - иди в речке охолонись, штаны поди полные+
Я оглянулся-превозбужденный народ начал дружно размещаться вокруг кострища, расположенного в центре лагеря и пристраивать
к огню котелки и кружки-чифирить.

...- Ну что, давай боезапас прикинем, - сказал я, усаживаясь на нары, - у меня три обоймы карабинных и штук пять пуль для
двустволки осталось.
...- Аркадьич, - металлическим голосом сказал Вова, - У нас будет по одному, в лучшем случае по два выстрела, - дальше
она или ляжет, или уйдет,+ или,+- он замолчал.
...- Что или?
За палаткой продолжали доноситься причитания Аникиенко.
...- Никаких других "или" не будет, - сказал Вова вставая,- пойдем заткнем его, а то он сейчас бунт на корабле подымет.
Мы вылезли из палатки и пошли к сидевшим вокруг кострища. При нашем приближении народ притих. Молчали и мы. По кругу
передавалась большая кружка с чифирем, из которой все по очереди прихлебывали. Когда очередь дошла до "бригадира", он
сделал большой глоток, затем повернулся к нам и сказал злым голосом.
...- Короче, начальнички, или сами мочите, а если ссыте -вызывайте егерей, или охотников, или тунгусов,или ментов, или
кого хотите - пока она здесь, на работу мы хер пойдем.
...- А Вас никто и не пошлет, - вдруг перейдя на "Вы", отрезал Вова, и повернувшись зашагал обратно.

...- Связь, Вова, - я, глянув на часы, включил рацию. Прохождение было плохое, и в наушниках шел сплошной треск. Вова
долго крутил тумблер настройки, потом щелкнул микрофоном.
...- "Сани", я "Сани-4", как слышите? Прием.
...- Слышу Вас, "Сани -4", - тут же откликнулся экспедиционный радист, - Доброе утро, что есть у Вас?
...- Саш, соедини меня с "папой",- замялся Вова
Наступила пауза, нарушаемая только треском и писком эфира.
...- У Вас все в порядке, "Сани-4"? Люди все здоровы?
...- Да вроде все.
...- Тогда в чем дело, "Сани-4"? Согласно инструкции, по всем вопросам к начальнику партии. Позывной-"Сани-3". Прием.
...- Саш!.- Взмолился Вова.
...- Ну хорошо, "Сани-4", - попробую.
...Минут пять был слышен только треск и писк. Вдруг все затихло и в наушниках раздался раздраженный голос начальника
экспедиции так явственно, будто он стоял за палаткой.
...- Слушаю Вас. Прием.
...- Иван Сергеич, - зачастил Вова, - пришла медведица с двумя медвежатами, залезла в продуктовый склад, теперь не
прогнать, вторые сутки ни копать, ни бурить не можем. Кругами вокруг лагеря ходит.
...- Люди целы?
...- Целы, Иван Сергеич.
Наступила еще более длительная пауза. Потом "папа" неожиданно спросил:
...- Ольнев далеко?
...- Рядом, Иван Сергеич.
...- Дай-ка ему микрофон.- Вова передал микрофон мне.
...- Доброе утро Иван Сергеич.
...- Олег Аркадьевич, начальник спечасти только что сообщил мне, что Вы, перед вылетом на участок, получили у него
"мосинский" карабин калибра 7,62мм и пятнадацть штук винтовочных патронов к нему. Это так, или нет?
...- Так точно Иван Сергеич.
...- Ты мужик, или нет?
...- Я все понял, - отчеканил я.
...- Рад что в экспедиции работают такие понятливые геофизики, - сказал "папа" и отключился.

...- Ну, что? - Вова выключил рацию, - индульгенция получена? "Папу" наверняка слышали не только мы одни, так что "к бою".
..Он достал детальную карту участка, разложил на столе, долго рассматривал, шевеля губами.
...- Вова.
...- Чего тебе?
...- Ты сейчас на Жукова тянешь, перед Берлинской операцией.
...- Да, иди ты, - он засмеялся.
...- У тебя предложения есть?
...- Есть, - я сел к столу, сложил карту и бросил ее на нары.
...- Ну?
...- Баранки гну, когда согну -дам одну! Первым делом, я беру карабин и иду забирать с четвертой магистрали магнитометр,
если он цел. А ты берешь Ваську, вы идете к трактору и гоните его в лагерь.Никаких "насестов" на деревьях делать не надо,
мы с тобой не куры. Потом ты сядешь за рычаги и поедем к буровой - ее караулить. Там она наелась больше всего и рано или
поздно придет туда. Берем только ружье и карабин. "ТТ" отдай буровикам - они ребята ушлые, а мелкашку - Ваське, пусть в
лагере сидят, ибо незнамо че этой твари в башку стукнет. Народ пусть не шарится по лесу, а палит костры, пусть еще
бензопилу заведут, дрова попилят.. Приемники погромче включат - в такую толпу она вряд ли полезет. Ну че, идет?.
Вова подумал.
...- А трактора она не испугается? Хотя буровой же не боялась, а та тоже солярой воняет. Ладно, годится! - За
магнитометром один пойдешь? Может дать кого? Или поедем вместе, на обратном пути заедем?
...- Нет, это крюк, а у нас время поджимает, ее быстрее валить надо, от нее все бегают, она научилась жрать халявные
продукты и не боятся людей, а это опасно. И давать мне никого не надо. Один я отвечаю только за себя.
...- Хорошо, только тогда возьми ружье - два гарантированных выстрела, к тому же, ты говорил, у тебя карабин не всегда
второй патрон досылает. Пока будешь ходить, пружину подтяну и смажу как следует. И у трактора все окна двери солидолом
погуще промажу, что бы тихо открывались, - Вова замолчал. Потом продолжил, - и знаешь еще чего? Возьмем старый ящик,
накидаем туда тухлых щучих голов с помойки, можно еще и кусок оленины, килограмм пять не пожалеть, кинуть.
...- Ага, ты ей еще дорожку из сгущенки налей погуще, да прямо под гусеницы, что б патроны не тратить, а взять, да
задавить, или мясо полей, заместо соуса и хлебушка отрежь, пусть перед кончиной покушает как следует. У тебя вроде еще и
спиртик был?.- съязвил я.
...- А что - со сгущенкой это идея, - Вова полез во въючник и достал четыре банки, - свою жертвую+
...Когда я через два часа притащил магнитометр, все было уже готово. Вова даже собрал приличный "тормозок", что бы "ты,
Аркдьич, с голоду не помер, выполняя ответственный "намек" начальника экспедиции". И, впридачу, нарыл у запасливых
буровиков, старый обшарпанный термос - "чай на боевом посту не вскипятишь".
...- Ну, "поехали", - Вова отпустил сцепление и трактор, сначала дергаясь, пополз в сторону леса. - Отвык, бляха муха, -
ругнулся он.
...-Ниче, по дороге привыкнешь, "Гагарин", хренов, - подковырнул я.
Пока ехали, наползли тучи, и начал накрапывать дождь.
...Возле буровой Вова лихо развернулся на одной гусенице и поставил трактор так, что бы обломки продуктового ящика,
разбитого медведицей, и разбросанные давленые банки были примерно метрах в тридцати перед, и чуть левее трактора. Зтем
вылез и стал отвязывать прикрепленный сзади, на металлических "рогах", ящик с пованивающими щьучими головами и большим
куском оленины. "Не пожалел, все-таки" - подумал я.
...Дождь ливанул сильнее. Вова поставил ящик с приманкой среди обломков старого; достал из рюкзака четыре банки сгущенки
и бросил мне:
...- Открой.
Пока я охотничьим ножом вспарывал банки, он, приоткрыв окна, сел сначала на левое сиденье, высунул ружье и поводил
стволами, прикидывая сектор обстрела, потом на правое.
...Дождь усилился. Мы забегали быстрее. Под конец Вова и впрямь вылил сгущенку перед ящиком, и, забросив пустые банки
внутрь его, запрыгнул в трактор. Я залез следом и с трудом перелез через Вову на пассажирское место. Промокли мы изрядно.
Он снял плащ и повесил его посередке, на кронштейн, державший зеркало заднего вида.
...- Ну, все, вроде ниче не забыли. Плащ не мешает?
...- Да нет обзор нормальный..
Вова помолчал,затем, внимательно оглядев кабину, усмехнулся:
...- Ну и засада у нас, ни в одном кино такого не видел и ни в одной книжке не читал. Хреново что слева двери нет, только
окно и то открывается наружу, а не опускается вниз.
...- Модификация такая, северный вариант, бак для солярки слева, а не сзади, поэтому и двери нет, - предположил я.
...- Ты карабин проверь, я там пружину подтянул и смазал все.
Я пять раз передернул затвор, все патроны, легко зашли в патронник, потом также легко выскочили и легли к моим ногам. Я
загнал вторую обойму и повторил операцию. Карабин работал как часы.
...- Да ты, блин, Левша,- я наклонился подбирая патроны, - а я мудохался. Помнишь в начале сезона оленя упустил? Первый
раз промазал,... затвор передернул, жму на курок, а там хрен, патрона нет, пружина слабая и не досылает как надо
...- Потому что техника в руках дикаря - это металлолом, - съязвил Вова.
...- Ладно, - остряк самоучка, - огрызнулся я.
... Через полчаса захотелось пить. Я отвернул крышку термоса, вяло похлебал заваренный на листьях черной смородины,чай.
Покурили.
Вдруг Вова постучал пальцем по сильно запотевшему от сырости и нашего дыхания стеклу:
...- У меня к тебе просьба, сквозь стекло долбить тока в исключительной ситуации. Запасных нет,а пока привезут.. Опять
же, без стекла бедного Ваську комары сожрут и дождик замочит.
Посидели молча. Через какое то время я заерзал.
...- Ты че, Аркадьич? Уж не геморрой ли насидел, рано еще+
...- Да нет, пописать забыл, - замялся я, - выпусти.
...- Ну, блин,это ты точно со страху, - ругнулся Вова, - то понос, то золотуха. Дождик там, вон окно открой, со своей
стороны вылези на бак и ссы, сколько хочешь+ Я вздохнул и, открыв окно, полез на бак.
Дождь почти кончился, лишь сильный ветер яростно гнул кроны лиственниц и берез+

...- Арадъич,анекдот, что ли расскажи.
...- Господи, да за столько сезонов, уже все рассказано, - я протер рукой запотевшее стекло, - ВСЕ, ВОВА, ОТБОЙ - ЭТО
ОНА!.

...По дороге, ведущей с соседней просеки, тяжело подбрасывая зад, бежала медведица. Таких я никогда не видел - ни в
тайге, ни в зоопарке, ни в кино, ни на картинках. Медвежата семенили рядом. Увидев трактор, она на мгновение остановилась,
чуть привстав на задних лапах, подняла морду, и повела носом. Медвежата замерли. Пауза длилась всего несколько секунд.
...Все, что происходило дальше, я вспоминал потом с трудом, как какой-то нереальный сон.
...Вова успел развернуть лежавшую на коленях двустволку и мазануть рукавом по запотевшему стеклу, что бы улучшить
видимость.. Я стал ватными руками поднимать карабин и, зацепившись концом ствола за низ приборной доски, замер. Медведица
опустилась на четыре лапы и затрусила к трактору. Медвежата, оценив это как команду, вырвались вперед, обгоняя мать.
Метрах в тридцати они разделились.
...Один, увидев ящик, рванул к нему и почти сразу уткнулся носом в белеющие на зеленой траве пятна сгущенки. Второй, в
несколько секунд проскочив разделяющее нас расстояние, наметом влетел на левую гусеницу, потом на капот и, с полутора
метров, сквозь запотевшее и забрызганное дождем стекло, уставился на нас. Сразу пропало дыхание и стало слышно, как в
кабине одиноко зудит заблудившийся комар. Медведица дотрусила до "дэтэшки" и, опершись правой лапой, сначала на гусеницу,
а потом на капот, начала постепенно выпрямляться во весь свой гигантский рост. Мне показалось, что процесс этот длится
бесконечно, и я на мгновение прикрыл глаза.
...Когда я их открыл, медведицы не было, а медвежонок все еще сидел на капоте и пялился на нас. Боясь шевельнуться, изо
всех сил покосился вправо. Подобного лица я у Вовы никогда не видел, ни до, ни после. Он сжимал ружье, прижав его стволами
к стеклу, с такой силой, что у него побелели костяшки. Указательный и средний палец лежали на спусковых крючках. "Все, -
почему-то подумал я, - лобовое придется заказывать"
...Наши неподвижные фигуры и висящий посередке плащ, по-видимому, ввели малого в заблуждение, он, неожиданно
развернувшись, сиганул с капота вниз и, в несколько прыжков, оказался возле ящика с приманкой. Медведицы по-прежнему нигде
не было..
...Я, наконец-то, выдернул мушку карабина из-под приборной доски и лихорадочно закрутил головой, как пилот боевого
истребителя, который только что заходил в хвост самолету противника и внезапно потерял его из вида.
...- Где она?!!
...- А ты куда ссал? - Шепнул Вова, - вот там и ищи, она с твоей стороны, под баком. Запах мочи почуяла.
...Он перехватил двустволку левой рукой, а правой начал тихо открывать дверь и опускать ногу на подножку трактора Я
схватил его за ворот и рывком усадил на место. Затем, не выпуская, приблизил вплотную свое лицо к его носу и зашипел,
брызгая слюной
...- Ты, что?!! Ох..ел? Ты ее видел? Даже если ты влепишь ей оба заряда с трех метров в сердце, она все равно успеет тебя
размазать!!!
Вова выдохнул и обмяк. Я на мгновение бросил взгляд в сторону ящика, - один малый долизывал сгущенку, второй залез
передними лапами внутрь и там усердно ковырялся. Затем, наконец то, отпустив Вовин воротник, развернул карабин в сторону
левого окна и очень тихо попросил:
...- Открывай.
Он, привстал на сиденьи, навалившись на меня протянул левую руку и, беззвучно повернув защелку, толкнул стекло кончиками
пальцев. Окно, на густо смазанных солидолом петлях, открылось совершенно бесшумно. В кабину сразу же ворвался свежий
воздух, шум ветра и шелест листьев.
...Я приподнялся и осторожно выглянул наружу, В полутора метрах, огромным рыже-бурым горбом с побежалостью седых волос
торчала медвежья спина. Голова была скрыта под баком.
...Чувствуя, как внезапно засосало под ложечкой, очень медленно опустился обратно, и вдруг с ужасом понял,что она слишком
близко,а мы, с дуру, оказались заперты в тесном тракторе, и что при таких размерах,она, даже смертельно раненная, всегда
успеет сунуть в кабину свою страшную лапу.
...- Стреляй, - беззвучно шевельнул губами Вова. Я отрицательно повел глазами и еле слышно выдохнул
...- Только в голову, иначе она нас,... - потом также беззвучно добавил
...- За ноги придержи.
...- Кого? - Вовины брови от удивления выгнулись дугой.
Я, не мигая, посмотрел на него. До Вовы, наконец то, дошло и он согласно прикрыл глаза.
...Набрав в легкие побольше воздуха, рывком выбросил верхнюю часть тела из окна, выставив вперед ствол. Перегнувшись
через бак и вытянув до отказа шею и руки, почти приставил карабин к затылку медведицы и нажал курок. Многократное эхо
выстрела сорвало с деревьев стаю ворон, уже давно собравшихся на запах приманки и они, галдя, закружились над трактором.
...Медведица мгновенно и без звука ткнулась мордой в мох и у нее вывалился язык.
...Чувствуя, что мои икры выскальзыват из Вовиных рук, дослал второй патрон, вплотную прижал карабин к ее затылку и снова
нажал спуск. Вторую пулю она приняла даже не дернувшись.
...- Готово! Тащи!- Заорал я, чувствуя, что сейчас свалюсь на нее сверху.
Вова перехватил меня за ремень брюк и втянул в трактор.
...Бросив взгляд в сторону ящика, увидел замерших, от непонимания происходящего, медвежат. Машинально поймал в прицельную
рамку ближайшего, равнодушно подумав:" Тридцать метров,+ насквозь пройдет" Тот выпрямился на задних лапах и почти
человеческим жестом поднял правую переднюю, словно защищаясь. Я задрал ствол в небо...От выстрела медвежата крутанулись на
месте и рванули, не оглядываясь, по дороге, по которой пришли с матерью всего несколько минут назад.
...Мы сидели молча. По моему лицу, шее, спине тек противный пот. Вова осуждающе вздохнул, потом прикурил папиросу и сунул
мне в рот.
...- Ладно, расслабься, .. с пацанами потом разберемся, пойду посмотрю, что мы там набедокурили.
...Спрыгнув с подножки, он прошелся и несколько раз присел, разминая затекшие за время двухчасового сидения, конечности.
Обошел вокруг ящика, посмотрел следы, потом повернулся и зашагал обратно. Не доходя метров десять, вдруг насторожено
остановился и, глядя под бак, потянулся рукой к прикладу ружья.
...- Аркадьич!
Я высунулся, посмотрел вниз. Медведица лежала в той же позе, но бока ее ритмично поднимались и опускались. ОНА ДЫШАЛА!!!
ПОЛУЧИВ ДВЕ ДЕВЯТИГРАММОВЫХ ПУЛИ В ГОЛОВУ, ОНА ПРОДОЛЖАЛА ДЫШАТЬ, А ЗНАЧИТ, СЕРДЦЕ ЕЕ ПРОДОЛЖАЛО БИТЬСЯ.
Вова снял ружье.
...- Оставь, - вяло сказал я, - это сейчас кончится.
...Вылез из трактора, походил вокруг. Ощущение удовлетворения, от того, что все обошлось, и мы справились, стало
сменяться ощущением непонятной тревоги. Выкурил еще одну папиросу. Обошел трактор. Она дышала. Чувствуя, поднимющееся
откуда то изнутри омерзение к тому что сделал, медленно снял с плеча карабин, передернул затвор и, приставив ствол к левой
лопатке - тому месту, где должно находится ее, все еще бъющееся, сердце - выстрелил. Дыхание прекратилось+
...Я забросил на плечо карабин прикладом вверх и пристально посмотрел на Вову, он опустил глаза, потом отвернулся и полез
в карман за "Беломором"

...- Ну, вы прям как над телом погибшего фронтового товарища, - раздался вдруг сзади бодрый голос Василия, тракториста
"дэтэшки"
Мы оба повернулись. Лицо у Васьки было вспотевшее и красное. "Молодец, - подумал я, - выстрелы услышал - бегом рванул"
...- Вы почему не в лагере? - Вдруг перейдя на официальный тон, раздраженно наехал на него Вова. - Вам что было приказано?
...Василий, словно не слыша обращенных к нему слов, спокойно подошел к туше, потрогал ее сапогом, потом, положив на землю
мелкашку, наклонился, руками приоткрыл пасть медведицы, посмотрел клыки.
...- Старая, - сказал он и добавил, - да, пожалуй таких размеров я даже на Ангаре не видел. Затем повернулся к Вове.
...- Не парься, Игорич, вы салажата в этом деле, а я первого медведя убил, когда мне еще шестнадцати не было, Аркадьич в
это время пешком под стол ходил, а ты под табуретку. Ну не мог я вас оставить. Час промаялся, потом следом пошел. В лагере
все тихо, только Аникиенко теперь с фингалом под глазом ходит, что б панику не наводил и народ увольняться не блатовал.
...- Это ты зря, - вмешался я, - "собака лает - ветер носит", а драка в отряде - последнее дело.
...- Да какая там, драка, - усмехнулся Василий, - так +Я выразительно посмотрел на его здоровенные кулаки.
...- Ладно, кончай базар, - перебил нас Вова, - подшнурков "добирать" надо.
...- Может не,.. - заикнулся я.
...- Надо, Аркадьич, самому жалко, но надо, - Василий говорил, взвешенно и спокойно, - сам знаешь, ниже по реке в семи
километрах база, где на всю зиму остается один сторож. В берлогу они не залягут - матери нет, научить некому. К ноябрю,
это будет пара, приличного размера шатунов. И когда пропитание в тайге для них кончится, придут туда; первым делом, сожрут
собак, а уж без собак, им его скараулить - плевое дело.
...- Залезай, - Вова открыл дверь "дэтешки", - там места как раз на троих.
...- Да? А и я не знал, - усмехнулся Василий и полез следом за мной.

...Они появились с той же стороны, куда убежали за полчаса до этого, осторожно, почти крадясь, периодически привставая на
задние лапы и вытягивая шеи, словно пытаясь разглядеть, вдруг неизвестно куда исчезнувшую, мать. Когда осталось метров
пятьдесят, я, взяв за цевье карабин, вытащил из него обойму и положил в карман, затем одним движением выдернул затвор и
положив его туда же, демонстративно отвернулся и уставился в боковое окно. Василий хмыкнул. Вова покосился на меня и,
недовольно пробурчав себе под нос - "интеллигент херов", выстрелил картечью.
...Один медвежонок остался лежать бурым холмиком на дороге, а второй перепугано ломанулся влево, в кусты. Он метался по
зарослям наугад и мы слышали, такой жалостный тоненький скулеж, что я закусил губу, Василий нахмурился, а Вова громко
выматерился и полез из трактора, со словами " Щас прочешем кусты"+.
...Он вышел на открытое место, а меня с Васькой послал в обход, "выгонять" и "пугать". Мы минут пять потрещали по
зарослям, и вдруг, почти мне под ноги, выскочил малой и замер. Я воровато огляделся - не видят ли ребята и, подняв
суковатую палку, швырнул в него.
...- Пшел на х+.! Медвежонок юркнул в кусты.
...- Что у тебя там? - подозрительно крикнул Вова..
...- Да, зайца поднял, - не моргнув глазом, соврал я+

...- Ладно, давай в лагерь, - устало махнул Вова рукой, - считай вторые сутки не спим, не жрем нормально.
Видно было, что, не смотря на свою упертость и двужильность - он едва стоит на ногах.
...Васька сел за рычаги, подогнал "дэтэшку" к стоявшим в сторонке небольшим тракторным саням, на которых с вертолетной
площадки возил горючее для буровой, прицепил их, развернулся и подъехал к туше. Подложив толстые лиственичные слеги,
матерясь, пыжась и тужась, втроем с трудом перекантовли тушу на сани. Затем подъехали и забрали малого.
...- Садись, Аркадьич.
...- Нет, я пройдусь, а то что-то мутит меня от этой охоты, - отказался я, - на, карабин, в кабину кинь. На хрена он мне
теперь.
Опять пошел дождь. Я сунул Вове карабин и, взяв у него дождевик, накинул его как бурку, застегнув на верхнюю пуговицу.
...Дорога была сильно разбита, и трактор еле полз. Я шел следом, стараясь ступать по обочине. Перед моими глазами на
санях тряслась мертвая медведица, даже после смерти своей, одной лапой как бы обнимавшая убитого ребенка. Не застывшая еще
кровь, собиралась на поверхности саней небольшой лужицей, размывалась дождем и уходила в щель между досками, смешиваясь с
грязью. И от того, что она больше не казалась огромной, страшной и опасной, мне становилось все хуже и хуже, хотя умом
понимал, что у нас не было другого выхода и хорошо, что все обошлось без последствий.
...Дождь припустил сильнее и, в какой-то момент, его капли, стекаюшие по моему лицу, показались мне на вкус солеными.
...Потом дорога стала лучше и "дэтэшка" ушла вперед.

...Когда я пришел в лагерь, дождь кончился и выглянуло заходящее солнце. Вова с Васькой успели снять шкуру с малого, и
растянуть ее на большом самодельном щите из горбыля, по которому Вова периодически пристреливал свою мелкашку, и
занимались свежеванием и разделкой туши медведицы. Вокруг с виноватым видом толпился народ, пытаясь "помочь" и "подсобить".
...Вова уже успел вкратце рассказать "как было", поэтому на меня смотрели с уважением.
...- Иди, Аркадьич, - сказал Пашка, - чаю попей и бифштекс натуральный съешь, там на кухне, мы уже свежанинки из малого
нажарили, а то сутки, считай не жрамши ходишь.
...Толком не " жрамши" я ходил даже больше, поэтому зашел на котлопункт, налил себе чаю и, взяв с протвиня, небольшой
кусок жаренного мяса, попытался его съесть заедая хлебом. Допил чай... Потом пошел к реке нахлебался воды, зачерпывая ее
ладонями и, отойдя в кусты, что бы никто не видел, сунул два пальца в рот. Меня вырвало.
...Вернувшись, услышал вдруг занудливый голос Аникиенко, потягивающего чифир возле кострища.
...- Эти начальники совсем оху..ли, медведиц кормящих и медвежат молочных убивают. Скоро в тайге вообще ни х..я не
останется.
...- Что?!!!! Что ты сказал?!!! Сука!! Козел е..анный!! - Заорал вдруг я, и сжав кулаки пошел на него. Он побелел как мел
и попятился.
Подскочивший Василий схватил меня за руку.
...- Остынь, Аркадьич! Не царское это дело, он свое получил, а будет физдипеть, еще получит, - и, повернувшись к
Аникиенко, рявкнул, - тебе второй глаз "закрыть", что ли?!!!
...Аникиенко испуганно схватил кружку с остывшим чифирем, исчез в своей палатке+
...- Шкуру забирать будешь? - Спросил подошедший Вова, руки его были в крови, -Ты стрелял, значит она твоя.
...- Засунь ее себе в,.. - буркнул я. - Все спать пошел!
Отойдя метров десять, повернулся к Вове и добавил, постепенно успокаиваясь..
...- Ты вот что, сделай несколько срезов с мяса и посмотри в бинокуляр, что у тебя в палатке стоит, на предмет личинок
трихинниллеза, а то опять в Институт Тропической Медицины загремим, как в 1979 году.
Вова засмеялся.
...- Да я уже все посмотрел, Аркадьич. Если ты помнишь, я тогда один из немногих оказался, кто не заболел. Все чисто. Да
и не дам я вам сырокопченое жрать, как тогда. Нормально варить и все..

...Дальше сезон продолжался без особых приключений. Горняки, уматываясь до бесчувствия на шурфах и канавах, в охотку
трескали мясо. Тем более, что в стране начались послеперестроечные события и снабжение в тот год было не очень. Примерно
через неделю в траншеях полезли огромные кристаллы пъезокварца, и к нам на участок зачастило экспедиционное начальство,
Кормили мы всех гостей исключительно медвежатиной, а спирт они привозили свой.
...Под конец к нам заявился аж главный геолог Объединения, специально прилетевший из Москвы. Походил по участку, по
канавам. Посмотрел кристаллы, упаковнные в ящики, сложенные на вертолетной площадке, для отправки в Поселок, в
обаготительный цех.
Вечером, выпив спиртику, настоенному на бруснике, и закусив медвежатинкой, сказал вальяжно.
...- Ну что, молодцы хлопцы, готовьте дырки в лацканах под ордена, месторождение будет приличное.
..."Спасенный" мной медвежонок еще долго шкодничал и хулиганил на участке, воруя по мелочи продукты из шалашей и пугая
наиболее боязливых. Потом к нему привыкли и, даже пытались приручать, потихоньку подкармливая. За что Вова, совершенно
справедливо, всех гонял и грозил увольнением, объясняя, что "зверь, он и есть зверь, что ему в голову шарахнет -
неизвестно, и что ему, уже прилично подросшему, кишки на лапы намотать любому из нас- пять секунд делов"
...Где то, в конце августа, когда ночи уже стали темными и все работали только днем, ночью по участку прошел большой
медведь, оставив когтистые следы на дороге, и, как водится, возле буровой. Ничего не тронул, даже продуктов в шалашах,
просто до них не дошел. Но на буровой он, зачем то, выдрал кожух вентилятора и "разобрал" на мелкие части Вовину
электробритву. Вова ленился бриться станком, а на буровой был генератор 220 вольт.
...Медведь прошел по участку всего один раз, но после этого малой куда то исчез. То ли он пуганул его, то ли сожрал- у
медведей бывает и такое, то ли увел с собой - неизвестно.

...Обещанных орденов мы с Вовой так и не дождались - в стране наступил окончательный бардак, экспедиция стала сворачивать
объемы и потихоньку разваливаться и окончательный подсчет запасов на участке так и не сделали.
...Потом я уволился, насовсем уехал с Севера и полностью сменил профессию+.

...Пятого апреля две тысячи шестого года, на Митинском кладбище, я подошел к заваленному цветами гробу, в гробу лежал
Вова. Я наклонился, поцеловал его в ледяной лоб и заплакал+

 

 
 

 




 
   
       
 
выплата алиментов после 18 лет