сборник свободных авторов

 

Главная

Архивы
Рецензии
Иллюстрации
Авторский договор
Редакция
 

Конкурс

«Для тех, кто едет в город N…»

 

Мы завершили наш конкурс «Для тех, кто едет в город N». Победителями стали:

1 место – Кристина Коноплева с рассказом «Ностальгия»

2 место – Созерцатель Безумный с рассказом «Петергоф»

3 место – Ольга Николайчук с рассказами «Выселки» и «Новочеркасск».

Поздравляем победителей! Благодарим участников!

Условия конкурса и конкурсные тексты можно увидеть на нашем сайте под кнопкой «Город N».

Объявляем конкурс прозаических миниатюр «Для тех, кто едет в город N…»

К участию в конкурсе приглашаются произведения о достопримечательностях родного города, поселка, деревни.

Важно: правильное написание названия и местоположения описываемого автором объекта (достопримечательности).  Конкурсанты должны понимать, что их работа (миниатюра) – это художественное произведение малых размеров и не должны присылать работы в виде справочного материала, списанного с энциклопедических источников.

Все конкурсные произведения публикуются  на сайте  сборника «Парадоксы творчества»

www.free-author.com с 15 июня по 15 августа под кнопкой «Город N».

Объем конкурсных произведений: не более 3 000 знаков с пробелами (как определить объем: левой кнопкой мышки нажать в верхнем меню слово «сервис» - из предложенных вариантов нажать на слово «статистика» - из предложенных вариантов смотрим на строчку с надписью «знаков с пробелами» - это и есть ваш объем текста).

С 15 по 20 августа мы подводим итоги конкурса.

Жюри:

Председатель Татьяна Зимбули (г. Санкт-Петербург),

Анна Соболева (г. Рязань)

 Александра Герасимова (г. Санкт-Петербург).

 

Призы победителям:

1 приз – бесплатная публикация произведения-победителя в сборнике «Парадоксы творчества» с фотографиями достопримечательности, в сентябрьском выпуске. Автору высылаем 2 авторских экземпляра сборника.

 

2 приз – страница в сборнике «Парадоксы творчества», посвященная

автору, занявшему 2-е место, биография и черно-белое фото (или цветное – на вкладке).

 

3 приз – бесплатное участие в мероприятии, которое состоится 22.08.09 «Встреча в Подмосковье» (подробно см. на нашем сайте или пишите  в редакцию).

 

Приз зрительских симпатий: если работа понравится читателям, но не займёт ни одно из призовых номерных мест, то автор может провести экскурсию с читателями сборника, которые выдвинули его на этот Приз (разумеется, если они приедут в город N) по теме достопримечательности, описанной в миниатюре.

 

 

Произведения на конкурс присылайте к нам в редакцию, paradox_tv@km.ru

 

C уважением,

Председатель Жюри Конкурса Татьяна Зимлули

главный редактор сборника «Парадоксы творчества», Анна Соболева

редактор сборника «Парадоксы творчества», Александра Герасимова

 

Игорь Монаков

 

 

Есть ли какие достопримечательности в Ельце?

 

Есть, есть. Как нет?  Если уж о том говорить, то Елец единственный населённый пункт Липецкой области, включенный в список 115 городов Российской Федерации, имеющих интересные памятники исто­рии и архитектуры.

Сосчитать их всех… И то - проблема! Кто говорит, что в Ельце 226 памятников истории и культуры, из них 90 регионального и федерального значения. Кто утверждает, что под охраной государства нахо­дятся 20 памятников республиканского и мест­ного значения, а еще 40 состоят на особом учете.

Да и сдаётся мне… От лукавого большая часть этих цифр. Уж больно как-то «кругло» всё. 90-20-40. Не 93. И не 96. А вот ровно 90! Кто так считал? Да и считал ли? Больно похоже на то, что взят это показатель по нашей, традиционно российской, методе. С потолка. Или из пальца.

Да и в цифре ли этой, лукавой, дело? Я и без неё, сердешной, точно вам скажу – много. Много в Ельце достопримечательностей. И каждая из них заслуживает того, чтобы о ней – отдельно. С чувством, с толком, расстановкой.

Вот, например, церковь Михаила Архангела. Что на углу Октябрьской и Свердлова. Та самая. В отношении которой специалисты архитекторы говорят, что «собственно цер­ковь своим официальным русско-византийским стилем вторг­лась чужеродным элементом как в общую композицию хра­ма, так и особенно в характер его архитектурного декора». И, соответственно, это «не может не снизить архитектурно-художественной цен­ности памятника, играющего большую роль в создании за­поминающегося силуэта города Ельца».

Ну, да. Три части Архангельской церкви - колокольня, трапезная и собственно церковь – строились в разное время. Построенная в 1788 году колокольня почти на целый век «старше» собственно церкви, возведённой в период с 1845 по 1860 год. И если поздний классицизм трапезной находит «общий язык» с ранним классицизмом колокольни, то русско-византийский стиль собственно церкви находить его не собирается. Да и навряд ли уже когда сможет это сделать.

Тяжело со специалистами. За ними знания, авторитет профессиональный. Нет против лома приёма-то. Ну… Это когда как! А если есть другой лом? Вот и у меня… Есть припрятанный в рукаве козырёк!

Своего преклонения перед этой церковью не скрывал называвший в «Жизни Арсеньева» Елец просто — «мой город» Иван Бунин: «Гул колоколов с колокольни Михаила Архангела, возвышавшейся надо всем в таком величии, в такой роскоши, какие и не снились римскому храму Петра, и такой громадой, что уже никак не могла поразить меня впоследствии пирамида Хеопса…»

Нет, вы вслушайтесь. Вслушайтесь! «…какие и не снились римскому храму Петра»… «…уже никак не могла поразить меня впоследствии пирамида Хеопса…». Италия. Египет. А стоит ли? Стоит ли оно того? Напрягать туроператора. Выкладывать таки-ие деньги. Оставлять валюту в сувенирных киосках Хургады, Шарм-аль-Шейха или Рима…

Когда надо всего-то… 200 рублей. Купили атлас автомобильных дорог России в ближайшем книжном и – вперёд! «…какие и не снились римскому храму Петра»…

 

Фото:

http://www.elphoto.narod.ru/data/elets/archang/elets_archang_01.JPG

http://www.elphoto.narod.ru/data/elets/archang/elets_archang_09.JPG

 

Владимир Бабенко

Где душе и телу излечиться

 

Однажды мой приятель Виктор завел себе добермана. В любви и уюте вырос добротный, скроенный по всем собачьим стандартам, пес редкой в нашем маленьком селе Дивном породы. Чарли был нашим общим ребенком, а потом товарищем и братом. Но однажды, спустя лет пять, пес заболел. На деревне ведь какие ветеринары – в основном по свиньям да коровам спецы, а собаки им по барабану. Один, правда, предложил усыпительный укол – чтоб не мучился пес. Гад..

Чарли таял на глазах: худел, прятался в темный угол, отказывался от еды. Шерсть его мгновенно потеряла блеск и шик, а глаза налились такой тоской, что хоть вой рядом с ним. Две недели промучились мы со своим любимцем, а потом Витек встал на рассвете, взял исхудавшую псину на руки, отнес в машину и повез куда глаза глядят.

Дорога привела на озеро Маныч – есть такое в нашем Ставропольском крае. Виктор вынес Чарли из машины и бережно положил в заросли камышей. Слахал он, что собаки, предчувствуя смерть, обычно срываются с цепи и бесследно исчезают из дома. Цепи у них не было, да и как собаке незаметно уйти из квартиры…

Долго смерть Чарли была запретной в нашей компании. И вдруг через три месяца случилось невероятное: Чарли вернулся! Не во сне, не в мечтах. Забрел в подъезд и скромно улегся на коврик перед квартирой. Обнаружил его я, когда пришел к приятелю по какому-то делу. В тот день мы, два почти трезвенника, напились до чертиков – на радостях. Чарли был худой, голодный, но все же он был живой!!!

Эту историю я вспоминаю всякий раз, когда сам еду на Маныч – я знаю, что там моя душа получит исцеление. Вода в Маныче горько-соленая, и рыба здесь особенно вкусна: говорят, наша вяленая вобла входит в рацион космонавтов. Конечно же, для рыбаков и охотников Маныч – настоящий рай. Есть у него и еще одно диво: давно заприметили местные купальщики, что после водных процедур ногти приобретают золотистый цвет – от содержащегося в воде йода. Да и вообще, ранки и царапины после купания быстро затягиваются. Более того, даже не на берегу, а в степи кое-где имеются этакие кратеры с густой теплой масленичной грязью черного цвета. Болотца эти народ поначалу обходил стороной, но потом кто-то из побывавших на курортах, первым отважился сесть в эту лужу. Эффект – что надо!

 

Село Дивное, Ставропольский край

 

Созерцатель Безумный

 

Петергоф

 

Там мерцают лучи бледно-красные:

Что ж весенней зарёй им неймётся?

И под своды твои столь прекрасные

Электричка привычно ворвётся.

О Вокзале Нового Петергофа

 

Многие знают Петергоф как Город Фонтанов. Или, видимо, ставя Петергоф выше Версаля - как Столицу Фонтанов. Однако струи, пенящиеся неизъяснимо стройным хором, не “долетают” до жителей Старого Петергофа и Студгородка … К чему и как описывать Совершенство?! Лишь несколько набросков. Большой Дворец, Монплезир и Марли образуют почти равнобедренный треугольник, одна из медиан которого являет собой изящный канал, устремляющий бурные потоки Большого Каскада к безмятежным водам Финского Залива. У Монплезира в них нравится всматриваться, долго и настойчиво, пытаясь что-то распознать в слабо виднеющемся вдали Городе, бойко “скачущем” катере и, возможно, в самом себе … Как славен и Шахматный Каскад, низвергающий свои струи к Римским Фонтанам; о, если бы взору представились и шахматные фигурки, неистово обливающие друг друга хрустальными струями!

    Как нередко происходит, не только смертные создают Красоту, но и Она творит окружающее: так возник Новый Петергоф. “Лучи” Фонтанов словно освещают весь прилегающий район: красивейшее здание вокзала, Собор, Ольгин пруд, Эрлеровский Бульвар, Военно-морского Училище, Часовой завод. За простирающимся слева от Часового завода Английским парком- железнодорожный переезд, а за ним- несколько прямо вырубленных кварталов с высотными красно-кирпичными зданиями. Этот ничем не примечательный жилмассив носит название “Старый Петергоф”, хоть и возник он значительного позже Нового Петергофа! Чуть далее, за деревней с неромантичным названием “Тимяшкино” - учебные химико-физико-математические корпуса Университета, а также два отгороженных от посторонних глаз объекта. За каменной стеной и (как впоследствии выясняется) двойной системой турникетов находятся не секретные физико-химические лаборатории, а обыкновенные студенческие общежития! Впрочем, их обитатели вполне могут обладать некоторыми “тайными знаниями”, особенно в точных науках! За синим же забором (так явствует из слухов) …“строят Наукоград”.

 Несколько лет назад Петергофу весьма неожиданно присудили звание “наукограда”. Впрочем могу привести своеобразный пример международного сотрудничества”. Длинноволосый молодой человек с рассеянным взглядом, интеллигентного вида индус, почтенный высокий араб с женой и детьми и группка внешне мало различимых вьетнамцев “связаны общим делом”: ожидают 359-ый автобус, едущий в Студгородок. Таков краткий “портрет” Петергофа - едва ли “наукограда”, скорее - “фонтанограда”!

Ссылка на фото- http://depositfiles.com/files/xngifm671

Кристина Коноплева

 

Ностальгия                    

Светлой памяти моей матери посвящается...

 

     Тоску по родине невозможно унять… Она накатывается, словно огромная тяжелая волна, она безжалостно рвет душу, лишает сна, твердит о непредсказуемости человеческой жизни.

 

     Ностальгия делает меня грустной  в веселой компании, настигает на улице, мучает дома. И, слившись с моей тенью, неотступно следует за мной…

 

     Это печаль о сказочной стране огней, о городе ветров, где мне пела колыбельную мать, и где похоронен мой отец.  Это боль об ушедшей счастливой жизни, возврата к которой для меня уже нет…

 

     Прожив в восхитительном Баку тридцать три года, я вынуждена была оставить его залитые солнцем дома, проспекты и пляжи. Покинуть добродушных, поразительно гостеприимных людей, чьи многовековые традиции и обычаи были так понятны и приятны мне. Расстаться с изумительным Приморским парком, гигантским изумрудным колье украсившим берег Каспия. С бакинской «Венецией» и веселым воздушным трамвайчиком – фуникулером, соединяющим Приморский парк с Нагорным парком.

 

     Приморский парк красив в любое время года. Кафе на суше и на воде, театральные и эстрадные площадки, душисто-цветущее великолепие, веселые аттракционы и бесчисленные скамейки, напоминающие роскошные диваны…

 

     Неужели я в последний раз вижу красоту и неповторимость Баку?

 

     Со слезами на глазах я  расставалась с городом, непохожим ни на один другой во Вселенной своими уникальными архитектурными памятниками, церквями, мечетями и лазурными минаретами. Как красив и заманчив Дворец Ширваншахов... Сколько раз я с восторгом проходила по лабиринту узких улочек старого города-крепости Ичари Шехер... Всего несколько шагов по этому небольшому уютному островку – и позади рубежи столетий и эпох, а внутри - древний мир, в котором жили, любили и создавали свои шедевры поэты, мыслители и мастера. 

 

     Да, воздух Баку наполнен древностью. И есть в нем что-то настолько притягательно-поэтичное, что забыть этот город невозможно – стремись – не стремись…

 

     Разве можно забыть гордое величие Бакинской Девичьей башни – символа города? Ее силуэт,  загадочность и таинственность? Ее уникальную цилиндрическую форму, узенькие оконные проемы, обращенные в сторону моря? Сейчас двадцати восьми метровая красавица-башня высится у самого берега, а в древности она стояла на высокой скале, омываемой морем. В день зимнего равноденствия – о чудо! – золотистые лучи восходящего солнца проникают точно в центральное окно Девичьей башни, делая эту достопримечательность города исключительной, не имеющей аналогов на Востоке…

 

     Наверное, когда-то такую же щемящую тоску, которая в тот миг разрывала мне сердце, испытывала черноокая Гюльзар в день предстоящей свадьбы с  ненавистным ханом-отцом. Отчаяние, которое было страшнее смерти… В последний раз взглянув на равнодушно сияющий простор, она бросилась в пучину моря с высокой башни, построенной в ее честь.

 

     Я посмотрела на безбрежный Каспий. Любимое море было тихим и по-особому грустным, прощаясь со мной. Жалобно кричали чайки, вздрагивали цветы, нежно ласкался пахнущий морем воздух, тревожно гудели белоснежные корабли…

  

     Говорят, сейчас Баку стал еще краше, еще очаровательнее.  

Ольга Николайчук

 

Выселки

 

Снег медленно падает на сизо-черную грязь, перемешанную с желтой пожухлой листвой. Легкие порывы ветра так холодны, что пронизывают тело насквозь. Под белыми, рваными клочьями снега, неровно легшими на ветки еще не потерявшей свою листву айвы, желтеют замерзшие, гниющие плоды. Легкий, сизый дымок, вьется змейкой из беленой трубы, стараясь как можно ниже опуститься к земле. Быть первому морозу. Шумно лает

одинокая собака. Где-то далеко, вторит ей звучное эхо. Тишина густа, как сахарный сироп. В ней утопаешь и вязнешь. Нервный скрежет пилы разрывает её, полосуя своим скрипом и визгом. Большие шары хризантем смотрят, испугано на мир сквозь белую мерзлую влагу.

        Отчего-то тревожно и, в тоже время, радостно на душе. Увядающая осенняя красота природы отчаянно борется с первыми атаками зимы. Сад пахнет зимой и яблоками. Их не успели сорвать. Нежные, бледно-зеленые, они одиноко висят на заледеневших ветках.

        В доме топится печь. Дрова нервно потрескивают, шипят. Смола пузырится и пенится на промокших сучьях. Пахнет кислыми щами и пирогом. На стене хаты вышивка. Яркие красные маки горят ярким пламенем. И от этого пламени в комнате становится теплей и уютней. С жадностью пью парное молоко. Над губами, потрескавшимися от мороза, оседает как усики пенка.

        На краю станицы  пенится своими черными волнами река. Старая корявая ракита болезненно склоняется над ней. То  ли хочет пожаловаться, то ли поплакать над своей нелегкой судьбиной. Изредка по реке проходят разводы. Плещется, не желающая уходить на дно мерзлой реки,  рыба.

        Безделье изнуряет. Ищу себе какое-нибудь развлечение. Старые потрепанные книги, пожелтевшие от времени, вызывают сон. Школьные тетрадки с первыми отметками навевают грусть. Раскрываю одинокий, с оторванной обложкой, изрисованный чьей-то детской рукой Атлас мира. Внимательно заглядываю в него. Интересно, есть на карте моя заброшенная Богом станица Выселки. Ищу и не нахожу. Зато глаз радует огромное

розовое пятно с красивым родным названием - Россия.  Выхожу во двор. Воздух свеж и чист. Обхватываю руками старый мохнатый ствол орешника, растущего по середине большого двора. Одежда пачкается и промокает. Но на душе радостно и хорошо.

        Вечером собирается веселая компания. Нужно отметить приезд. Узнать все обо всем и обо всех. Кто где живет, чем занимается, на ком женился, с кем простился. Что изменилось в родной станице за годы отсутствия. Построились новые дома, зачах старый стадион. Выросли и стали стройными тополя, которые мы посадили ещё детьми, когда  пошли учиться в первый класс. И теперь в их густой тени прячется  родная школа.

        А завтра, перед отъездом, нужно обязательно сходить на кладбище. Как там родные моему сердцу могилы. Растет ли посажанная много лет назад березка, не покренилась ли оградка, не сгнила ли лавочка.

        Последним автобусом, с пропитанной грязью и табачным дымом  автостанции ,  унесет меня в мою новую жизнь автобус, со странным название ЛУАЗ. Вот и все оно, короткое мгновение моего счастья. Прощай, родная станица.

 

2009 год.

       

 

Новочеркасск

Невыносимая жара. 43 градуса Цельсия в тени. Перегруженная потоком машин трасса "Дон". Тороплюсь выехать из Ростова в сторону Москвы. Пар клубится над дорогой расплывающейся сизой дымкой. Вдоль дороги, опаленные солнцем деревья, пожухлая трава, желтые квасные бочки. Устав ехать за фурой перегруженной арбузами, наконец, замечаю указатель "Новочеркасск". Радостно поворачиваю. Город, в котором я никогда не жила, но в который всегда заезжаю, если он находится по пути маршрута моего следования.  Проехав от отворотки километров тринадцать, въезжаю в город. Сразу же завораживает  архитектура. Низкие казачьи дома. Широкая просторная  площадь. Посредине площади  Кафедральный собор.

        Припарковав машину, не спеша, подхожу к нему ближе. Закидывая вверх голову смотрю на золоченные кресты. Чувствую себя маленькой раздавленной жизнью и временем букашкой.

-Что, нравится? - слышу за спиной незнакомый пожилой голос. Поворачиваюсь и вижу улыбающееся смуглое,  усато-бородатое лицо крепкого донского старичка.- Объект культурного  значения, государственного. Сам атаман Платов здесь похоронен. Знаешь хоть такого?

-Знаю,- отвечаю ему, и снова забрасываю голову вверх. Небо  безумно голубое, без единого облачка. - Матвей Иванович. Служил на Кубани и в Крыму у Суворова во время русско-турецкой войны. Павлом 1 был сослан в Кострому, затем заключен в  Петропавловскую крепость.  Александром I назначен атаманом Войска Донского.

-Ишь,  ты. Правильно. Откуда знаешь?

-Училась хорошо, да и казачка сама.

-То-то я смотрю смуглянка. И говоришь не как москалька. К родне погостить, али так?

-Али так.

Захожу внутрь собора. Прохлада, о которой так мечтала еще минуту назад, окружает меня повсюду. Золоченные иконы смотрят на меня своим суровым взглядом, словно спрашивают : "С добрым ли ты сердцем зашла в Храм Божий?".  И душа начинает терзаться и мучиться от их взгляда. "Да, матушка, грешила видно много, что так

душеньку разрывает",- говорю сама себе. Прочитав молитву, единственную, которую  к своему стыду знаю, крещусь. Оцепенение охватывает мое тело. Ноги не слушаются и не хотят выходить из собора. Глаза начинают слезиться, и по щеке медленно стекает солено-горькая, редкая слеза. Пора ехать. Дорога до златоглавой  еще далека, а солнце стремиться уже к исходу. Покружив еще немного по городу, полюбовавшись его красотой, напившись на дорожку сладкого, холодного, донского кваску, трогаюсь в путь. Где-то наискосок начинает зардеть небо. Оно уже не голубое, а лиловое. Трава, казавшаяся желтой на солнце, теперь кажется серо-коричневой. Голые ветки акации, сожженные жарким летним солнцем, словно грозя кому-то, выставляют на всеобщее обозрение свои колючки. Впереди трасса, заваленная горами арбузов и дынь, медом. Полная усталости, приключений и пыли. Впереди ночь, темная с низкими яркими звездами. И далеко, за

много сот километров ставший родным дом.

Прощай столица Донского казачества! Прощай Дон! Свидимся ли еще когда-нибудь…

 

2009 год.

 

Маша Коренева

 

Санкт-Петербург – одна большая достопримечательность.

 

Санкт-Петербург – это единственный город России, который я люблю настолько, что плакать хочется.

Санкт-Петербург – это один из красивейших городов мира, но для меня не существует такой формулировки. Для меня он самый красивый город в мире. Это город, где прошлое, настоящее и будущее сплетаются воедино. Город, где оживает история, где сбываются мечты…. Ещё ни разу я не слышала от людей, побывавших в Петербурге, плохих впечатлений о нём. Я на собственном опыте поняла, что однажды, вступив на перрон вокзала, невозможно не захотеть приехать ещё раз сюда.

Город, пересекаемый с разных сторон синими лентами царственной Невы, твой силуэт навсегда останется в моей памяти! Впервые я приехала в Петербург, когда мне было десять лет. До Северной столицы я уже успела побывать в Москве и в Нижнем Новгороде, набралась впечатлений. Но, только вступив на петербургскую землю, я поняла – этот город мне родной. Я уверена, что в прошлой жизни я должна была быть жительницей этого чудесного Петербурга.

Уже одно название – Санкт-Петербург - вызывало у меня восхищение. Дворцовая площадь, Зимний дворец, Петропавловская крепость, Невский проспект – эти и многие другие знаменитые культурные и исторические сооружения пробуждали во мне, десятилетней девочке, неизгладимый восторг. А как прекрасны пригороды Петербурга! Светлый, живой и искрящийся в брызгах фонтанов Петергоф, тихий и спокойный Павловск, величавое и задумчивое Царское село…. Эти места стали моими любимыми, и я не уставала любоваться ими.

Гостеприимный Петербург принял меня и через год, летом 2003 года. Мы с мамой снова ходили по музеям, куда я не уставала её «водить», просто бродили по улицам…. Моя любовь к городу всё больше укреплялась. Когда мы были в Зимнем дворце, осматривали экспозицию этого музея, мама очень удивлялась, откуда я знаю больше исторических фактов, чем она – историк по профессии. И это было правдой. Я «угадывала» расположение залов, каким-то образом знала, что за экспонат или картина. А меня очень привлекали все музеи, в особенности дворцы российских императоров. Уже тогда я серьёзно увлекалась историей династии Романовых, да и вообще историей Санкт-Петербурга.

Последнее моё посещение этого города – летом 2008 года было уже «полностью продуманным» лично мною. Я сама составляла список мест, которые нам необходимо посетить, и снова это были в основном дворцы. Я стремилась успеть посмотреть как можно больше, и это очень удивляло мою маму. Ещё больше удивлялась мамина питерская подруга, которая утверждала, что мы эксплуатируем самих себя и не даём себе отдыха. Я так не считала и продолжала носиться по Петербургу и его окрестностям, стараясь всё посмотреть и сфотографировать.

А как я не хотела уезжать из этого города! Мне очень жаль было расставаться с Петербургом, и обратно в Москву я ехала немного расстроенная. И не только в тот раз, так было все три раза, что я была в Северной столице.

Если бы меня спросили: «В какой город России ты бы посоветовала съездить?», я, не задумываясь, ответила бы: «Конечно в Санкт-Петербург»….

 

 

Елагин остров

 

«Мы долго искали этот остров и дворец, но усилия того стоили», - такую запись я сделала в своём путевом дневнике 14 июля 2008 года.

Вот уже третий день я находилась в Петербурге. Посетила достаточно много достопримечательностей: Невский проспект, Зимний дворец, Гатчину. Даже в Выборге успела побывать!

Мечты мои потихоньку сбывались, но одна так и оставалась до сего момента неисполненной. Я очень хотела побывать в Елагином дворце на одноимённом острове. Это место манило меня своей неизвестностью. Я много писала о нём, но не видела воочию.

Наконец в этот памятный для меня день 14 июля мы с мамой поехали искать загадочный Елагин. Если бы мы знали, с каким трудом найдём его!

Доехали до станции метро «Крестовский остров», именно там, по словам наших знакомых, и находилось то, что мы искали. Но не всё было так просто…. Побродив около получаса по окрестностям, мы увидели здание, очень похожее по форме на тот самый Елагин дворец. Существовало лишь одно «но»: здание это было построено в наши дни и это было явно видно. На фотографиях, которые я видела в интернете и в книгах, напротив дворца течёт река, а здесь я увидела лишь узкий пруд….

- Что же это, мама? – спросила я. – Неужели дворец снесли и построили этот дом, похожий на него, а река высохла?

Мама промолчала, не знала, что мне ответить. Я ужасно расстроилась, ничего больше не хотелось…. Все мои мечты о дворце разбились в одночасье, но мама не хотела отчаиваться и повела меня снова искать то, что нам было нужно – Елагин.

Мы спросили совета у проходящей мимо старушки, и она … указала нам путь! Радости моей не было предела, мои надежды всё-таки увидеть Елагин вновь возродились.

Мы шли по указанному пути, показался впереди мост, виднелась запись «Елагиноостровский Большой мост». А вот и сам дворец виднеется за густыми кронами зелёных деревьев! Осталось совсем немного – дойти до него.

Как только мы вступили на островную землю, то будто оказались в прошлом веке…. Настоящий парк расстилался перед нами: тихие аллеи, вековые деревья, таблички с указателями. Всюду благоухание цветов, смех детей, журчание реки…. Такая приятная атмосфера!

Заметив указатель с надписью «Елагин дворец», мы последовали по направлению. Добрались до цели примерно через пол часа, зато всё это время провели разглядывая окружающую обстановку, покормили уток в пруду, понаблюдали за лодками с отдыхающими, которые двигались по каналам в разные направления. Нас очень поразил невероятный уют этого острова.

Вот она – заветная цель! Перед нами знаменитый Елагин дворец. Тяжёлый ком разочарования вкатился в мою душу. Дворец оказался на ремонте…. Внутрь тоже нельзя было попасть – выходной день. Казалось бы, не повезло нам сегодня, но нет! Мы так не считали. Настолько мы погрузились в эту чудесную атмосферу гостеприимного острова, что даже закрытый дворец не испортил настроения.

Нам очень понравилось наше маленькое путешествие на остров, поэтому мы решили вернуться туда ещё. И вернулись! В самый проливной дождь, бежали, чтобы успеть до закрытия дворца….

Но это уже другая история….

 

 

 

 

Ксения Взъерох

 

Мой город

 

В этом городе много взрослых и много детей…

В этом городе много сказки и много были… Когда идешь по его улицам, синее небо напоминает об аистах и строительных кранах, а в зрачках прохожих отражаются белоснежные крылья чаек, парящих над темной водой… Далеко-далеко, за желтыми стенами невысоких домов, за километрами асфальтовых дорог мачты кораблей взрывают горизонт ослепительно белой парусиной…

Загогулины улиц выводят в самом невероятном направлении и приводят именно к тому, что должно было случиться. Этот город удивляет способностью сталкивать разномастную толпу саму с собой, рвет все рамки и границы. Прохладный насыщенный морской воздух раздувает ноздри, наполняя их свободой. Многие люди возвращаются сюда за этим ароматом моря, смешанным с удивительным человеческим потенциалом.

Этот город не дает спать ночами, вырывая человечество из заведенного веками ритма, и каждым летом случается маленькая жизнь, наполненная приключениями, событиями и невероятными знакомствами. Каждая ночь наполнена сказочными событиями, выбивающими из колеи даже самого застарелого консерватора и Неверующего Фому, убеждая в существовании магии и чудес.

Здесь тебя караулят за поворотами импозантные художники в старых растянутых, испачканных красками свитерах, с всклокоченными волосами и невероятным огнем в глазах. Тут зачастую можно встретить серьезных фотографов в теплую июньскую ночь под звуки чудесного блюза в закоулках туристических торговых рядов со своими работами. Они без пафоса и давящей мудрости расскажут вам о своих работах, угостят джином и предложат обсудить влияние М.Эрнста на творческое развитие Рене Магрит. А выражение одухотворенности на их лицах даст понять, что есть еще в этом мире места, где деньги не правят балом, а духовный рост и полет сердец значат много больше нежели зеленые бумажки, шелестящие в кошельке. Затем Вы сможете потанцевать на набережной с новыми знакомыми, насвистывающими венский вальс, попить красного вина на пляже Петропавловской крепости под аккомпанемент фестиваля короткометражных фильмов. И под самое утро, когда в туманной дымке, где-то на самом востоке, поднимается алый шар, зазывающий продолжить веселье, -  в старинном ретромобиле отправиться в прохладу родных стен своего дома на заслуженный и тихий отдых.

 

И, проснувшись, обнаружить, что все заново встало на круги своя.

Лето. Солнце. Фонтаны. Туристы. Сумасшедшая прохожие.

Это Мой Питер.

 

Бесплатная консультация юриста онлайн читайте здесь. ; seo services for small businesses